Фев
23

Дело “маньяка”

Рубрика: Новости. Автор: Lena

           Из зала суда

     На прошлой неделе в Александрийском горрайсуде рассматривалось дело о так называемом александрийском маньяке. Об этой истории мы уже рассказывали в декабрьском номере «ОТ» и обещали, что будем следить за судебным процессом. Напомним, что 47-летнего Владимира Никитюка обвиняют в убийстве 13-летнего Станислава Бойко и 21-летней Дарьи Озарко, а также в грабеже с покушением на убийство (всего семь обвинений по статьям УК Украины: ч. 4 ст. 187, ч. 2 п. 4, п. 6, п. 13 ст. 115; ч. 2 ст. 187, ч. 3 ст. 15, ч. 2 п. 6, п. 13 ст. 115; ч. 4 ст. 187, ч. 2 п. 2, п. 6, п. 13 ст. 115). Первое подготовительное судебное заседание состоялось 31 января 2017. На нем рассмотрели и удовлетворили ходатайство обвиняемого о ведении его уголовного производства судом присяжных. А на очередном заседании побывал наш корреспондент.

     Забегая наперед, нужно сказать, что процесс обещает быть сложным и долгим – обвиняемый Владимир Никитюк использует любые поводы, чтобы затянуть судебное разбирательство. За 25 лет, проведенных за решеткой, он хорошо изучил юриспруденцию и умело этим пользуется. Например, чтобы вынести ему приговор по делу об убийстве девушки в 2001 году потребовалось семь лет. И сейчас он вновь использует знакомые методы, позволяющие отсрочить приговор, по которому ему грозит пожизненное заключение. В ход пошли отвод судей, присяжных, требование дополнительных экспертиз, жалобы на противоправные действия со стороны правоохранительных органов…

    После первой статьи наши читатели спрашивали, как проходят заседания, как ведет себя обвиняемый в убийстве детей и вообще, какой он – этот ставший уже знаменитостью александрийский маньяк? Вот несколько штрихов к картине из зала суда.

   Итак, 16 февраля в зале судебных заседаний горрайсуда состоялся отбор присяжных – именно на такой форме правосудия настоял обвиняемый. Это было второе заседание по делу Никитюка (первое, к слову, из-за перерывов длилось почти 7 (!) часов, так как Никитюк потребовал отвод прокурора и судей, а также ответов на свои более 100 жалоб на действия следствия и прокуратуры).

   Перед тем, как ввести обвиняемого в зал, всех присутствующих попросили выйти из помещения и освободить коридор, по которому четверо конвоиров провели Никитюка. В этот день одна из потерпевших отказалась присутствовать на заседании, а другая попросила посадить ее как можно дальше от стеклянной “клетки-аквариума” с обвиняемым. Нашему корреспонденту она сказала, что не желает ему смерти, но наказание должно быть как можно строже, а именно – пожизненным.

    Узнав, что в зале присутствуют журналисты, Никитюк запретил себя фотографировать, но неоднократно апеллировал к ним в своих высказываниях.

   В теплой байковой рубашке и вязаной шапке, надвинутой на глаза, он то бегал по клетке, то замирал в задумчивой позе. У него цепкий взгляд, которым он “сверлил” каждого из присутствующих в зале. Был очень внимательным к словам выступающих, часто их перебивал, делал замечания, задавал вопросы, требовал уточнений или разъяснений. Казалось, что судебное заседание для него – обычная работа, которую нужно делать скрупулёзно и обстоятельно.

     В начале заседания Никитюк заявил, что он против его проведения, так как у него есть жалоба и ее нужно рассмотреть. В ней он обвинял следствие в коррупции, требовал наказания для прокурора, проведения дополнительных экспертиз и применения полиграфа для свидетелей, говорил, что к нему применялись пытки, требовал присутствия международных наблюдателей, а также вернуть 25 наименований личных вещей, среди которых трусы и обереги. Весь процесс он назвал самой грандиозной аферой века.

    Потом вновь потребовал отвода судей, так как, по его мнению, их должно быть трое, а не двое. Его аргументы сочли необоснованными, и они не были прияты во внимание судом. Тогда он заявил, что его провоцируют, и он сорвет заседание…

    Когда пришла очередь обсуждения кандидатур присяжных, Никитюк, зная, что голос кого-то из них может стать решающим в его судьбе, был особенно напряжен. Каждому задавал различные вопросы, обязательно о вероисповедании, и почти для всех требовал отвода. По его убеждению, присяжными должны быть приверженцы его секты “Живой бог”.

    Несмотря на его постоянные протесты, из кандидатов были отобраны пятеро присяжных (трое основных и двое запасных), которые будут судить и выносить приговор вместе с двумя профессиональными судьями.

Сергей Гавриленко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11