Май
13

Если бы несколько лет назад на улицах Александрии расстреливали людей – это было бы ЧП национального масштаба. Правоохранительные органы – от министра МВД до рядового участкового – стояли бы «на ушах». Но сегодня подобные ситуации воспринимаются уже, как обыденность. Почему так происходит, нам расскажет один из бывших сотрудников горотдела милиции, но об этом ниже, а для начала мы попробовали разобраться, что происходит в целом по стране, ведь как местные новости, так и национальные – все, как сводки с фронта.

 


И тут выяснилось, что никакой конкретной официальной отчетности, в крайнем случае, для широкого круга общественности, нет, а то, что выдается для СМИ, можно назвать филькиной грамотой или даже очковтирательством.
Руководство правоохранительных органов всех уровней сообщает о некоем росте, но заверяет, что ситуация под контролем, хотя в прошлом году МВД призналось, что рост преступности в Украине после Майдана составил 40%. Что происходит с криминалом сегодня, понять из официальных источников невозможно. Есть какие-то разрозненные показатели, ни о чем не говорящие: что-то где-то выросло, что-то снизилось. Говорят, это чтобы не портить впечатления от новой полиции. Эксперт-криминалист Игорь Николенко в интервью «РИА новости Украина» заявил: «Наша власть реформирует полицию и боится признать реалии. А реалии – в том, что преступность не то чтобы пошла вверх, она сказочно пошла вверх. Если раньше об убийстве человека в людном месте писали все СМИ, то сегодня в большинстве случаев на это не обращают внимания, это повседневное явление»…
В 2015 году всего было совершено 565 тыс. преступлений. Это чуть больше, чем двумя годами раньше. Казалось бы, ничего страшного, но если посмотреть на цифры иначе – по показателю количества преступлений на 100 тыс. населения, то картина становится мрачной. За последние два года реальное население Украины сократилось с 45 млн до 38 млн человек. То есть реальный рост преступности составил 20%.
Далее. В 2013 году Генеральная прокуратура Украины зафиксировала 13 тыс. особо тяжких преступлений, а в 2015-м – уже 21,5. Число умышленных убийств выросло с 5,9 тыс. до 8,2 тыс. (Для сравнения: за все время войны на Донбассе погибло около 9 тыс.)
Однако количество преступлений не привело к увеличению количества заключенных. После принятия нового Уголовно-процессуального кодекса количество осужденных в Украине сократилось в два раза: со 140 тысяч до 70 тысяч. А тут еще и пресловутый «закон Савченко». Хатия Деканоидзе назвала его преступным законом, из-за которого на свободу вышли тысячи отбывающих наказание за тяжкие преступления. А еще, по данным на апрель этого года, ждут освобождения более 39 тысяч уголовников. В СМИ с завидной регулярностью стали появляться сообщения о том, что эти освобожденные вновь берутся за преступную деятельность. Так что сиюминутные политические амбиции обходятся дорого. Сейчас Генпрокуратура требует пересмотра закона, да и сама Савченко заявила, что ”погорячилась”…
Эксперты говорят, что главные трудности с преступностью в Украине еще впереди. Например, экс-руководитель Управления криминальной разведки в составе МВД Украины Валерий Кур заявил: «На сегодня на одного следственно-оперативного работника приходится в 40 раз больше нагрузки, чем положено. Они еле успевают регистрировать документы о поступлении новых заявлений. Профессионалов остались единицы. Набрали одну десятую часть. Красивые мальчики и девочки, но они ничего не умеют делать… Пика преступности мы еще не достигли. Сегодня это не пик, но тенденции настолько страшны, что будущее будет более категоричным и нехорошим».
Все вышесказанное подтверждает и наш собеседник. Александр проработал в александрийской милиции почти 20 лет и знает милицейско-полицейскую ”кухню” досконально. На условиях анонимности он согласился рассказать о том, что там происходит.
– С каждым годом работать в органах все тяжелее. Раскрываемость падает, преступность растет и пропорционально ей – нагрузки на сотрудников.
Наши специалисты, причем лучшие, массово бегут из органов. Так, в следственном отделе из 17 человек осталось всего 7, а в розыскном из 18 – 8. Семеро следователей на весь город! Не выдерживают нервы. Если раньше дежурили сутки через трое, то сегодня через день. Сутки отработал, день отоспался – и опять на службу. Скажите, кому нужна такая семья, где мужа или жены никогда нет дома?
Если еще несколько лет назад само слово «милиционер” имело какой-то вес, то сегодня могут просто послать куда подальше. Поэтому они увольняются и охотно идут в Нацгвардию и армию. Зарплата здесь раза в два больше, а спрос во много раз меньший (отслужил с 8 до 17 – и ”не клятый, не мятый” идешь домой). Не удивляйтесь, но сотрудники органов даже в АТО едут как в отпуск – здесь льготы, высокая зарплата, а горы дел и начальство с бесконечными рапортами далеко.
В полиции сегодня остались одни пацаны, которых учить некому, ведь у каждого опера или следователя своих дел выше крыши, плюс еще за последние годы значительно прибавилось бюрократических проволочек. Например, чтобы произвести изъятие, теперь нужна целая процедура: согласование с прокуратурой, разрешение суда. Нам в прошлом году подсунули новый КПК, который не то что не помогает в работе – парализует ее. На одной странице читаем одно разъяснение, на другой – абсолютно противоположное. Кодекс совершенно не доработали и бросили нам – разбирайтесь сами, как хотите!
Обстановка в отделе постоянно напряженная: хотя статистика сегодня как бы и не требуется, но показатели подавай! Киев требует их от области, область – от города. Сколько протоколов составили, сколько дел раскрыли, сколько отправили в суд и т.д. А какие могут быть показатели, если работать некому. Все силы бросаются на тяжкие резонансные дела, а до остального руки не доходят. Чтобы не портить статистики, дела зачастую переквалифицируются под более легкие статьи либо зависают на годы.
Особенно тяжело психологически стало после Майдана – милицию как бы окунули лицом в грязь, обвинив во всех грехах. Но ведь в подавляющем большинстве своем она выполняла приказы и охраняла общественный порядок. Уверен, если бы тогда милиция ушла, Киев бы уничтожили мародеры и грабители. Как бы там ни было, а клеймо на правоохранителях осталось…
Потом началась чехарда с люстрациями, переаттестациями, проверками. Что они дали? Как и за годы службы, когда на моей памяти поменялось почти 20 начальников отдела, так и сегодня идет бесконечная ротация. Кружит начальство по области от отдела к отделу, а толку? Не успел человек освоиться, войти в коллектив, как его – на новое место. Естественно, когда он знает, что здесь временно, то у него нет особого желания ”рвать тельняшку” за город.
И вот очередное “достижение” – реформа по грузинскому образцу. Начали с самого низа, хотя всем известно, что рыба гниет с головы. Не учли наши реформаторы и того, что Грузия – маленькая страна с другим менталитетом. Здесь нужно добавить, что там сразу уволили 80% всего штата сотрудников, а остальных – самых опытных – оставили только для передачи своего опыта. У нас же устроили показуху, которая будет работать только до тех пор, пока заграница будет выделять гранты. Я не знаю, чем закончится эта реформа, но ничего хорошего она не предвещает. Она рано или поздно провалится, так как нельзя в системе менять что-то отдельно, а не в комплексе со всей полицейской структурой, прокуратурой, судом.
Нам по телевизору показывают красивую картинку про новых полицейских, но на деле и на местах все не так. Например, патрульные «Тойоты», которые совершенно не предназначены для наших дорог. Интересно, сколько на них ”отмыли бабла”, если в закупке они оказались на две тысячи долларов  дороже базовой модели. А еще – кто-то подумал, как на них доставлять задержанных? В багажнике? За одну такую «Тойоту» можно было бы приобрести пару зарекомендованных ”таблеток” – УАЗов, практичных, вместительных и вездеходных.
Какое может быть доверие к полиции, когда она сегодня ходит в форме ”а-ля батька Махно” – кто в чем. Или руководство думает, что от смены надписи ”милиция” на ”полиция” что-то изменится? О каком уважении к органам может идти речь? Раньше я мог задержать дебошира и через суд «впаять” 15 суток, а теперь – протокол составил и домой отправил. Чему же удивляться, если после таких предупредительных мер он рано или поздно проломит жене или еще кому-нибудь голову?
Может ли полицейский уважать сам себя, свою службу, если он все канцелярские принадлежности покупает сам, компьютер ремонтирует сам, по служебным делам ездит на собственном транспорте, который заправляет тоже за свой счет?..
Может ли уважать себя профессионал – например, опер с многолетним стажем, если его зарплата меньше, чем у новоиспеченного патрульного?
Так что думаю, что ничего не изменится, пока не будет настоящей комплексной реформы, проводимой нашими профессионалами, а не грузинскими реформаторами, которых и позвали-то, наверное, чтоб потом спросить не было с кого. А если говорить в целом, то даже суперреформы правоохранителей не дадут результата, пока в стране не будет стабильности, нормальной работы, достойных зарплат.

Сергей Гавриленко

.

Один комментарий

  • Товарищ пишет:

    «….милицию как бы окунули лицом в грязь, обвинив во всех грехах. Но ведь в подавляющем большинстве своем она выполняла приказы и охраняла общественный порядок. Уверен, если бы тогда милиция ушла, Киев бы уничтожили мародеры и грабители….»

    Согласен на 100 %!

    Мне нравится! Thumb up +1

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11