12.09
2019

Его хотели посадить на 10 лет за жестокое убийство, которого он не совершал, а правоохранительная система продержала его полтора года в СИЗО, хотя доказать невиновность было делом нескольких дней. Эта история случилась с 33-летним александрийцем Андреем Антоненко.

Из обвинительного акта следует, что 5 января 2017 года, в период времени с 12.00 до 15.00, Антоненко находился в квартире Людмилы Луценко. Здесь “на почве внезапно возникших неприязненных отношений между ними произошел конфликт, во время которого Антоненко, имея умысел, направленный на лишение жизни, нанес потерпевшей не менее 4-х целенаправленных ударов ножом в брюшную область”. В результате острой кровопотери Луценко скончалась.

Кроме того, в пользу обвинения послужил тот факт, что на свитере Антоненко были обнаружены следы крови, ему не принадлежащей, а также следственные действия со служебной собакой, которая привела следователей к дому Андрея. Этого оказалось достаточно для предъявления обвинения, ну ещё, возможно, и тот факт, что Антоненко, как и убитая, злоупотреблял спиртными напитками.

Луценко, еще живую, обнаружила соседка, которая в половине третьего принесла ей продукты, так как 68-летняя Людмила не выходила на улицу – у нее была нарушена опорно-двигательная система, и она передвигалась по дому при помощи костылей. Двери и в тамбур, и в квартиру были открыты, изуродованная потерпевшая (позже на ее теле обнаружат 53 травмы и гематомы) лежала в спальне. Соседка позвала на помощь. Около четырех часов дня приехали полиция и скорая помощь, а чуть позже потерпевшая скончалась.

Сам Антоненко пояснил, что утром в тот день пришёл к Луценко, так как давно знал ее внука Дмитрия Носова и по его просьбе помогал бабушке по хозяйству, покупал продукты (сам Носов в это время проходил службу в армии). По просьбе последней купил бутылку водки, выпил несколько рюмок и пошел домой спать. Это было в 12.30. Позже этот факт будет подтвержден.

– Меня привезли в горотдел полиции и с пристрастием пытались получить признательные показания, – рассказал в зале суда Антоненко. – К сожалению, этот факт не был задокументирован, так как я был напуган и совершенно не понимал, что происходит. Тем не менее, ничего подписывать не стал. Я думал, что произошла какая-то ошибка, что полиция во всем разберётся и меня отпустят. Лишь спустя два месяца после ареста я начал осознавать, что это все серьезно, и мне «светит» большой срок за убийство. Полтора года я провёл в СИЗО Кропивницкого. Относились ко мне нормально, и питание было на уровне, доставали лишь клопы. Но все это время вычеркнуто из моей жизни…

– В 12.30 я встретила сына у подъезда, – рассказала мать Антоненко. – Он был чист, спокоен и уравновешен. Мы пошли домой, пообедали, и он лег спать. В 16.30 в дверь позвонили – это были трое молодых людей, которые сказали, что они из полиции. Двое прошли в комнату сына, разбудили его и приказали одеваться. Третий спросил, где вещи Андрея, собрал их в кучу и забрал. После вывели Андрея и без каких-либо объяснений и составления протокола его посадили в машину и увезли. И лишь позже я узнала, что сына обвиняют в убийстве.

– Следователи взяли за основу только одну версию, – говорит адвокат обвиняемого Владимир. – А именно – убийство на почве неприязненных отношений. Они не стали работать со свидетелями, проводить экспертизу обнаруженной на одежде Андрея крови, отпечатков пальцев, они не затребовали даже распечатки телефонных звонков, по которым можно было бы сразу установить хронологию событий. В обвинительном акте нет даже свидетельских показаний. Это можно назвать небрежностью, если не больше. В итоге всю работу пришлось взять на себя стороне защиты Антоненко. Мне удалось опросить всех свидетелей, получить распечатку телефонных звонков, восстановить картину того дня, из которой явствовало, что у Антоненко железное алиби, так как во время нанесения телесных повреждений потерпевшей, приведших к смерти, а именно между 13 и 15 часами дня, он находился дома.

И вот состоялось последнее судебное заседание, которое поставило точку в истории Антоненко. В решении коллегии Александрийского горрайсуда сказано, что стороной обвинения не предоставлено ни единого доказательства, которое беспрекословно свидетельствовало бы о пребывании Антоненко в квартире Луценко после 12.30. В то же время показания свидетелей последовательны и логичны в части того, что обвиняемый не мог в это время находиться по указанному адресу. Обвинения не могут строиться лишь на предположениях стороны обвинения, поэтому суд признал Антоненко невиновным и оправдал его.

Сегодня он уже в роли потерпевшего готовит документы в суд для получения компенсации за неправомерное уголовное преследование.

На этом история убийства не заканчивается – ведь настоящий преступник на свободе. Найдут ли его? Здесь вопросов множество. Как утверждает сторона защиты, это было не просто убийство, а убийство с особой жестокостью – возможно, жертву пытали с целью отдать или подписать какие-то документы. Свидетели утверждают, что накануне своей смерти Луценко рассказывала, что к ней приходили неизвестные парни и требовали деньги якобы на лечение внука. Установлен также факт, что внук Луценко (кстати, прямой наследник квартиры) в суде соврал, сообщив, что в день убийства находился в воинской части. Документально установлено, что на довольствие в воинскую часть он стал лишь через 4 дня после случившегося. Кстати, говорят, что недавно он умер в Москве. Также в квартире убитой был найден свитер со следами крови, который не принадлежал ни Антоненко, ни убитой…

С. Иванов

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Олександрійський тиждень

Олександрійський тиждень