5.07
2018

Вышивала я узоры

Рубрика: Наши таланты. Автор: Админ

   «Вдохновение, усидчивость и вера в то, что твоя работа будет приносить радость людям. И время, которого всегда не хватает. Но я каждый день уделяю любимому делу час времени. Иногда больше, но не меньше. Тогда можно успеть все», – делится своими секретами мастер вышивки и вязания Наталья Адабаш. Всего час в день. И дело, которым хочется заняться, никогда не погибнет в долгом ящике, все намеченное успеется и планы реализуются. А заодно любимое занятие – это и отдых тоже.

   Наталья вышивает на пяльцах и на станке, ей нравится объемная вышивка бисером. В ее доме много картин. Пантера на фоне полной луны, когда на нее падает свет, играет яркими красками, как живая. Невероятно красивый пейзаж с деревушкой вышит шерстью по немецкой канве. А вот лебеди на озере, которых Наталья вышила после смерти мужа. Крестики на этой картине неровные, сказывалось душевное состояние. Много картин на религиозную тематику. Свои работы Наталья дарит друзьям, отдает в церкви. А еще она вышивает на заказ красивые рушники.

Но больше всего поражает вышитый Натальей ковер 180 на 200 сантиметров. Над ним мастерица работала в течение трех лет – с 1981 по 1984 год. В центре изображены Руслан и Людмила – очень Наталье нравился этот рисунок. А обрамление придумала сама – рисовала схемы орнаментов на тетрадных листах. Нитки «Ирис» красила в нужные цвета. Вышивала на отбеленном домотканом полотне сразу после рождения сына. В декрете не сидела, через несколько месяцев вышла на работу, но даже, будучи работающей мамой грудного ребенка, находила этот заветный час времени, чтобы заняться творчеством. Этот ковер и сейчас украшает стену Натальиного дома. За 34 года его краски не потускнели.


   Как ни странно, но заняться рукоделием много лет назад Наталью заставила… бедность. Она родилась в селе Иванковцах Знаменского района, в семье колхозников. Отец комбайнер, мать доярка. Жили очень бедно – родители получали каждый по 12 рублей в месяц. В семье росли двое детей – Наталья и ее старший брат. Дети с детства помогали родителям – летом работали на птицеферме, стригли овец. При этом Наталья и в школе успевала быть активисткой и общественницей. Мама научила ее вышивать и вязать прошвы крючком из ниток «Ирис». Дома лежала белая ткань, и Наталья решила сделать маме подарок к 8 Марта – сама вырезала узоры ножницами и вышила занавески в технике «ришелье» (вид ажурной вышивки, при котором основные элементы узора обшиваются гладью) и к приходу мамы с работы повесила на окна. Маме понравилось.

   В их семье держали пуховых кролей, мама чесала шерсть, пряла, а Наталья вязала и продавала шапки. В советское время продавать было нельзя, и девочка торговала из-под полы на вокзале в Знаменке. Вязать училась на школьных уроках и у своей классной руководительницы. Вязала и продавала все, что пользовалось спросом – шапки, береты, платки, прошвы. Схемы для вязания и выкройки придумывала сама. Дома у Натальи до сих пор хранится, как образец, кусочек той прошвы. Если мама получала в колхозе 12 рублей в месяц, то Наташа на шапках имела 100-120 рублей. Пару раз ее грабили цыгане, которые следили за девочкой на знаменском вокзале. Позже умение вязать не раз выручало Наталью в жизни.

   После школы Наташа хотела стать хирургом, но потом поняла, что мама, которая к тому времени осталась одна, не потянет ее учебы, и поступила в Александрийское медучилище. Тем более, что в нашем городе жил ее жених, будущий муж. Во время учебы Наталья вышла замуж, родила сына. Свекровь любила, когда невестка занималась творчеством, и помогала ей во всем, чтобы она вязала или вышивала.

   По образованию Наталья акушер. Работала в городском роддоме, в манипуляционном кабинете женской консультации, в профилактории «Горняк», потом торговала на рынке. В медицину не вернулась из-за аллергии на хлор. Первая выставка ее работ прошла в педучилище. Однажды преподаватель педколледжа увидела Наталью на рынке, когда она продавала рушники, и пригласила ее показать свои работы студенткам. Потом была коллективная выставка вышивок в галерее VashArt.

    Сейчас Наталья в основном вышивает. Освоила множество техник – крестик, болгарский крестик, ришелье, гладь, счетная гладь, бисер, венецианская вышивка (для украшения свадебных платьев). Схемы берет из журналов или в интернете. В каждую схему привносит что-то свое – цвета, оттенки, новые элементы. Бывает, работа не идет – нитки путаются, бисер ложится не так, не нравятся цвета. Тогда Наталья все откладывает – пусть полежит. Перед тем, как вышивать образа и библейские сюжеты, просит благословения у батюшки и три дня постится. Орнаменты для рушников берет из бабушкиных схем. Рушники у Натальи красивые и аккуратные как с лицевой, так и с изнаночной стороны. Свадебный рушник шьется одной иголкой и только в хорошем расположении духа. Если иголка ломается – приходится начинать шить новый рушник. Обычно заказчики остаются очень довольны. Однажды мужчина заказывал у Натальи рушник на свадьбу в Белоруссии и потом рассказывал, что, увидев оберег, невеста заплакала от такой красоты. Лет 15 назад активно покупали рушники в США и Канаду, на свадьбы украинской диаспоры.

   Для зарубежных заказчиков Наталья восемь раз вышивала черную пантеру. Она увидела эту вышивку у одной мастерицы на Сорочинской ярмарке. «Я вам заплачу, только вышлите мне схему», – попросила Наталья вышивальщицу. Женщина деньги взяла, но выслала только половину рисунка. Было обидно, но спустя время Наталья нашла эту картину и сама перевела изображение в схему для вышивки.

   Большого заработка любимое дело не приносит, оно больше для души, признается мастерица, которая 2 июля отметила юбилей и стала «круглой отличницей». Сейчас Наталья осваивает итальянскую технику вышивания барджелло, которая очень красиво смотрится в интерьере, и мечтает украсить ею балкон и мебель, чтобы любимым дочери (тоже рукодельнице), сыну и внукам было еще приятнее приходить к ней в дом.

Елена Карпачева

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11