21.03
2018

В ожидании скорой

Рубрика: Новости. Автор: Lena

    Реформа медицины добралась и до экстренной медицинской помощи. Согласно ей, фельдшеров на скорых должны заменить парамедиками, а оказывать первую помощь обучат волонтеров, полицейских, спасателей, проводников и бортпроводников. Такие перспективы взволновали и наших читателей, которые спрашивают, что из этого получится и как это будет выглядеть в Александрии? Мы попытались разобраться в ситуации.


    Довезут не всех

  Сейчас бригады экстренной медицинской помощи делятся на врачебные и фельдшерские. Во врачебной бригаде работают врач, фельдшер, медсестра и водитель. В фельдшерской бригаде – фельдшер, младшая медсестра (санитар) и водитель. Теперь Министерство здравоохранения планирует сократить бригаду до двух парамедиков и экстренного медицинского техника – он же водитель, обученный азам первой медпомощи. Врачей, фельдшеров и медсестер в бригаде не будет. А задача парамедиков будет заключаться в поддержании жизни пациента до прибытия в больницу. Также планируется установить новый перечень лекарств в аптечке скорой помощи. С 80 наименований он сократится до 5. Чиновники Минздрава хотят исключить из списка обезболивающие препараты – планируется, что пациента доставят в больницу, и там непосредственно врач будет определять, что колоть и как.

    Руководитель Минздрава Ульяна Супрун, разъясняя эту новацию, сказала, что впредь добираться в больницу украинцы должны будут самостоятельно, не вызывая скорой помощи: “Повышенное давление или жар, температура у ребенка – это не является основанием для вызова экстренной медицинской помощи”.

   Отличие парамедика от того же фельдшера в том, что он обучается навыкам экстренной медицинской помощи на догоспитальном этапе. В Украине такое обучение займет 4 недели, тогда как, например, в США парамедика обучают около 1000 часов, и он не имеет права самостоятельно ставить диагнозы.

   В курс обучения парамедиков будут входить навыки по проведению сердечно-легочной реанимации, остановке кровотечений, первой помощи при ожогах. Они должны будут оценить ситуацию и либо порекомендовать больному обратиться к доктору в семейную амбулаторию, либо же доставить его в больницу.

   “Непрофильные вызовы – это та проблема, которая существует много лет в Украине. Будем призывать людей обращаться к семейному доктору”, – сказала Супрун и сделала то самое скандальное заявление, которое вызвало шквал негатива: «На жалобы людей о повышенном давлении или жаре у ребенка экстренная медицинская помощь выезжать не будет»…

   Реакция в комментариях социальных сетей и СМИ была схожа с той, какую позже высказал губернатор Закарпатской области Геннадий Москаль, назвав привселюдно и на всю страну Ульяну Супрун “еб*..той”. Конечно, Москаль не доктор, но если почитать, что думают по этому поводу известные в нашей стране медики Ольга Богомолец, Борис Тодуров, Евгений Комаровский, то его нецензурный взрыв становится понятен.

    Доктор медицинских наук, народный депутат Украины, в прошлом созыве ВР председатель комитета по вопросам охраны здоровья Татьяна Бахтеева говорит: “Только в Киеве сегодня в сутки скорая помощь вызывается по поводу 30–40 инсультов, 10–15 инфарктов, до 120 выездов происходит в связи с другими неотложными состояниями. Элементарные манипуляции – укол, кардиограмму – парамедики сделать, конечно, смогут. А вот правильно прочитать, что показывает кардиограмма, чтобы на месте принять решение, – уже нет, так как это под силу только опытному врачу. Парамедики – это пародия на скорую медицинскую помощь”.

   Тем не менее, тот же доктор Комаровский о реформе в целом сказал, что она нужна: «Хуже от этого не станет, не может стать хуже, хуже некуда. Появятся ли шансы на улучшение? Конечно же, не появятся: не может быть никаких улучшений без законов, без экономики, с воровством и ложью на каждом шагу. Но темпы деградации отрасли, возможно, замедлятся, и островки цивилизованной медицины, возможно, появятся”.

   А как у нас?

  Как рассказала заведующая городской подстанцией экстренной (скорой) медицинской помощи № 5 Ольга Кочерга, Александрию обслуживают 5 врачебных и 1 фельдшерская бригады. Экипажи укомплектованы всеми необходимыми препаратами и оборудованием. Машины, а это 4 «Пежо», 1 «Фольксваген» и несколько машин резерва – надёжные. Нормативы времени прибытия по вызову – 10 минут по городу – соблюдаются практически на 100 %. В диспетчерской службе работают опытные профессионалы, которые ещё на стадии приёма вызова могут определить его сложность.

    Есть недостаток во врачах, ведь работа в скорой помощи считается непрестижной и одной из самых тяжёлых в медицине, а зарплата одна из самых низких – 5-6 тысяч. Тем не менее, наши медики со своими задачами справляются, считает заведующая.

   – В прошлом году мы выезжали на вызовы 23644 раза. Есть конечно, жалобы, но их немного и с каждой мы тщательно разбираемся. Можно даже говорить о том, что мы делаем больше, чем полагается, – рассказывает Ольга Михайловна. – Экстренная помощь предполагает оказание помощи при потере сознания, кровотечении, при ДТП или несчастном случае, но мы выезжаем на все вызовы и никому не отказываем. Много бывает так называемых хронических вызовов. С этими болезнями пациент должен обращаться в поликлинику, но зачастую обращаются именно к нам, зная, что мы обязательно приедем и окажем бесплатную помощь. Ведь бывает, что у пациента просто нет денег сходить за лекарствами в аптеку, а у нас всегда есть необходимый запас основных медикаментов.

   Из насущных проблем О.Кочерга назвала крайне необходимый ремонт здания, которому больше 100 лет.

  – Своими силами мы отремонтировали гаражи, теперь здесь чисто и тепло, что очень важно, когда машины должны быть готовы к выезду в любую погоду. В прошлом году городские власти заасфальтировали двор подстанции, хотя это и не в их ведении, так как мы служба областного подчинения. Очень хотелось бы, чтобы нам наконец-то починили протекающую крышу и отреставрировали балкон, который может обвалиться в любую минуту. Я обращалась неоднократно и в областной департамент здравоохранения, к губернатору, к депутатам и, надеюсь, нас услышат.
Относительно грядущих реформ заведующая, учитывая свою должность, говорила крайне сдержанно.

  – Не знаю, зачем ломать то, что эффективно работает, – говорит Кочерга. – Здесь нужно придерживаться принципа «не навреди». Может, идея везти пострадавшего к врачу, а не как сейчас у нас, когда врач едет к нему, и правильная. Так работают во многих развитых странах. Но давайте учитывать, что в этих странах создана разветвленная сеть больниц и госпиталей, оборудованных современной техникой. У них хорошие скоростные дороги и сознательные водители, которые пропускают машину скорой помощи. Сравните это с нашими реалиями!…

   Я более 40 лет работаю в скорой помощи и многое повидала. Неоднократно были попытки реформировать службу, но таких кардинальных перемен на моей памяти ещё не было. Хочется надеяться, что реформаторы знают, что делают, иначе последствия могут быть очень плачевными.

   На сегодняшний день никаких чётких разъяснений мы ещё не получили, так что могу судить о происходящем, как и вы, из доступных источников. Относительно предложения ввести службу парамедиков по примеру Израиля, то знаю, что в этой стране хотят отказываться от них и возвращаться к системе врачебных бригад. Вот и я очень сомневаюсь, что парамедик, окончивший краткосрочные курсы, сможет оказать помощь на уровне сертифицированного специалиста.

   Кстати, в ноябре прошлого года в Украине вступили в действие изменения в классификаторе медицинских профессий. В частности, было изменено профессиональное название “фельдшер по медицине неотложных состояний” на “парамедик”, а “врач-терапевт” на “врач внутренней медицины”. Но в этом году, вероятно, поняв поспешность такого решения, вернули все назад. Нам остаётся только ждать и надеяться, что реформы будут проводить так, чтобы это не пошло во вред нашим гражданам и службе скорой помощи, – подытожила О.Кочерга.

Сергей Гавриленко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11