14.02
2018

Жизнь бездомная

Рубрика: Новости. Автор: Lena

   Бомжей нигде не привечают – работать не хотят, роются в мусорных баках, портят своим видом настроение окружающим. Да и заниматься их проблемами не время – самим не до жиру. Но они есть, и их становится все больше – это факт, от которого не отмахнёшься. В Минсоцполитики их пересчитывали последний раз в 2016 году и насчитали в Украине около 30 тысяч, но это лишь те, кто обратился за помощью. В реальности же, по оценкам экспертов, таковых — около 200 тысяч. По подсчетам, за три последних года бомжей в стране стало примерно на 20% больше из-за войны на Донбассе и аннексии Крыма.

 


«Бездомными обычно становятся по двум причинам: мошенническое лишение жилья и проблемы с родственниками. Например, будущий бомж не работает, пьянствует – и его выгоняют из дома, – говорит психолог Надежда Остапенко. – Но у тех, кто прожил хотя бы год на улице, борясь за удовлетворение трех основных потребностей – еда, сон и место, где можно спрятаться от холода, – возникают психологические проблемы. Одни воспринимают желание окружающих помочь как подачку – и отказываются, мол, сам найду чем прокормиться, раз я выжил. Ну, а другие просто не знают, куда обратиться».

  Проблемами бездомных всегда занимались территори-альные центры социального обслуживания. А в 2012 году даже ввели специальную должность. Есть и в нашем городском территориальном центре такая должность – специалист по учёту бездомных граждан. Опекается ими молодой специалист Павел Смородинов. Юрист по образованию, он три года назад пришёл в терцентр по объявлению о свободной ставке, попробовал и стал “главным по бездомным”. Его подопечных в Александрии насчитывается всего 18 человек, но это ещё тот контингент! Как он с ними справляется?

   – Кто-то же должен делать эту работу, – улыбается Павел. – Они такие же люди, только особые. Все со сложными и трагическими судьбами. В качестве примера можно привести историю Виктора: имел несколько судимостей, когда вернулся, то от родного дома ничего не осталось – отец умер несколько лет назад, а за это время бесхозный дом превратился в руины. Это типичная история. 90 процентов наших бездомных имели судимости, а по выходу на волю оказывались без жилья по различным причинам.

  У нас есть социальный патруль, куда входят работники терцентра, МЧС, медики. Иногда о месте нахождения наших подопечных сообщает полиция. Мы проводим рейды и выявляем «места их обитания», потом убеждаем, что ничего плохого им причинять не собираемся, что нужно встать на учёт, завести личное дело. Это ведь для их блага: кому-то необходима медицинская помощь, кого-то можно оформить в гериатрический пансионат, кому-то нужно оформить документы для получения пенсии.

   Но они, как правило, «товарищи», не признающие никаких порядков и никакой власти. Больше того, многие из них ставят себя выше всех нас, так как считают себя независимыми от всего и всех.

   Даже, казалось бы, такая нужная им самим процедура, как оформление временной регистрации по адресу терцентра (это нужно для получения пенсии), часто воспринимается в штыки – как посягательство на свободу.

  Им проще собирать вторсырье, чем ходить по кабинетам. Живут они небольшими группами в старых заброшенных домах, ведь подвалы многоэтажек с теплотрассами практически все сейчас закрыты. В день они собирают вторсырья на 100-120 гривен – этого хватает на самую дешёвую еду и на несколько флаконов «Боярышника». Практически все они страдают алкоголизмом, а самая дешёвая и доступная выпивка, как ни странно, имеется в аптеках в свободном доступе. «Боярышник» в больших дозах пагубно сказывается на их здоровье, но с этим никакие социальные службы справиться не в силах. Любые запретительные меры могут только навредить доверительным отношениям, которые очень непросто установить с ними.

  Есть среди них сезонные скитальцы – это те, у кого есть свой дом и даже близкие родственники. Они живут с ними в холодное время года, а как потеплеет, тянутся на «приключения».

   Многие спрашивают, почему бомжи всегда ходят с бродячими собаками? Возможно, они чувствуют «родство» друг с другом. У бомжей есть свой специфический запах – смесь грязи, пота, нечистот – вероятно, он привлекает собак. Моются они редко, ведь для этого нужно принести и нагреть воду, а это работа, которую они очень не любят. Вообще заставить бомжа что-то сделать – это практически невозможно.

   В откровенных беседах многие из них сожалеют, что судьба сложилась таким, мягко говоря, не самым лучшим образом, но что-то изменить – это нет. Никто из них ничего не делает сам, чтобы что-то изменить. Бывает, что после многочисленных уговоров наш подопечный таки соглашается прийти, оформить какой-либо документ.Договариваемся о встрече, но он не приходит. Ни сегодня, ни завтра, ни через неделю. Разыскиваешь его, а он заявляет: «Я передумал…» Тем не менее, в прошлом году нам удалось устроить в гериатрический пансионат 5 человек. Сейчас готовим документы ещё на трех – надеюсь, они не подведут, и все получится, ведь в пансионате уход, питание, тепло в конце концов. Но попасть туда появляется желание, когда покидает физическое здоровье. Одного из подопечных я два с половиной года пытался устроить, и лишь когда со здоровьем у него совсем стало плохо, согласился поселиться в пансионате.

   К сожалению, статистика свидетельствует, что бездомных с каждым годом становится все больше. В частности, в нашем городе их прибавляется по одному – два в год.

    В заключение рассказа о своих подопечных Павел Смородинов сообщил, что в терцентре есть банк одежды для бездомных, который пополняется за счёт благотворительной помощи. Но сейчас в нем нет тёплой обуви подходящих размеров. Поэтому, если есть неравнодушные люди, у которых найдётся лишняя пара ботинок, сапог либо какой-нибудь одежды, приносите, пожалуйста, в терцентр по адресу: ул. Первомайская, 9, к. 207.

Сергей Гавриленко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11