25.02
2018

Жилье мое…

Рубрика: Новости. Автор: Lena

   Из прошлого в будущее

   Александрии давно нужен новый Генеральный план. И вот горсовет объявил тендер на его создание, о чем было сообщено на Prozorro (системной реформе тендерного процесса в электронных публичных и государственных закупках в Украине).


    Заявленная стоимость работ по созданию Генплана – 1,7 млн грн, но цена может быть снижена в ходе аукциона, который состоится 5 марта. Заявки от желающих принять участие в тендере принимаются до 3 марта. В документации сказано, что Генплан должен быть готов до 31 декабря 2018 года и презентован на общественных слушаниях. Кроме прочего, в документе должны быть рекомендации по будущей многоквартирной и усадебной застройке. И вот это интересно. Ведь во все времена одним из показателей процветания была именно постройка жилья. Приезжаешь в Киев – а там новостройки, многоэтажки и подъемные краны (наверняка, дети, родившиеся после 2000 года и не выезжавшие из Александрии, видели их только на картинках). И сразу видно – раз жилье строится, значит, жизнь продолжается.

   В нашем городе со строительством жилья туго. Кто в состоянии – строит себе дома, кто нет – старается купить жилье подешевле. Сейчас и снять квартиру – удовольствие, доступное не всем. Массовое строительство жилья закончилось на реконструкции бывшего недостроя, а сейчас – элитного дома на улице Г.Усика (Красноармейской), бывшего общежития «Строитель» на улице Перспективной (50 лет Октября). Да, были еще «возвращения к жизни» по разным госпрограммам недостроев на улицах Тельмана и Героев Сталинграда («зековское» общежитие). И все. А что дальше?

   В справке к документации по Генплану сказано, что в Александрии 88,239 тыс. жителей. А сколько из них нуждаются в жилье? Много. В трех очередях стоят люди в УЖКХ – в двух льготных и одной обычной. Им предлагают, что есть – разрушенные бараки в поселке Александрийском. Построить хоть какой-нибудь домишко с нуля и то будет дешевле, чем привести в порядок эти развалины. Поэтому желающих нет. Очередь на получение жилья почти не движется. Иногда специалистам ЖКХ и сферы здравоохранения, а также правоохранителям и военнослужащим выделяются служебные квартиры. Но и их недостаточно.

   Недавно наш мэр сообщил, что побывал в общежитии «Юность», там освободилось помещение бывшей гостиницы: четыре комнаты, большой холл. С.Цапюк поручил передать эти помещения управлению здравоохранения, сделать там ремонт и пригласить молодых врачей, потому что в Александрии нехватка докторов, проблемы с педиатрами, нет детского травматолога. «Пока мы им купим жилье, будут жить там. В одной комнате можно сделать кухню. А три использовать под жилье», – предложил городской голова.

   Да, не строится сейчас жилье – одни магазины и торговые центры, а еще нотариальные конторы и кафе – но это уже в готовых помещениях. Основная масса александрийских построек, и жилых домов в том числе, выросла во времена, которые сейчас принято вспоминать «незлым тихим словом». Вот что говорится о тех годах в справке об Александрии из Википедии: «Начиная с шестидесятых годов, застройка в Александрии ведется целыми жилыми массивами. На окраинах возникают промышленные комплексы, новые крупные предприятия. Не только в новых кварталах, но и в других концах города выросли девятиэтажные дома, построенные по улучшенным типовым проектам. Так что сейчас жилой фонд города в 10 раз превышает уровень 1939 года. Улучшились бытовые условия горожан: подведены природный газ, днепровская вода.

   Во второй половине 80-х годов в городе начато строительство нового корпуса городской поликлиники, новый дворец молодёжи и пионеров, новые многоэтажные корпуса оздоровительных центров «Дружба» и «Горняк». Также начаты работы по строительству новых жилых массивов. Но пришли тяжёлые 90-е. В городе прекратилось строительство. Остановился промышленный рост города. Закрывались предприятия, ликвидировались шахты и разрезы. В общем происходила нормальная для всех стран бывшего СССР «перестройка». Люди верили в возрождение, но кризис заставлял их покидать их места работы. Многие уезжали из города. Из 120 тыс. человек в 80-х в городе уже осталось около 100 тыс. чел.»…

   Давайте немного отвлечемся и вспомним, где люди жили раньше и как со временем менялись условия жизни, что этому способствовало. С 1930-х годов большая часть городского населения, растущего из-за индустриализации, расселяется в дома барачного типа. А до этого многие жили даже в подвалах и полуподвалах. Бараки – деревянные или кирпичные двухэтажные постройки без туалета и ванной. Обычно они располагались рядом с предприятиями. Длинный коридор, одна или две кухни на этаж, еду готовили на дровах или угле. Раковины для умывания и мыться посуды. Площадь комнат – не более 15 кв.м. Туалет на улице, мытье – в общественных банях. Кстати, бараки существуют до сих пор. Перестроенные, конечно, но все же.

   В больших городах были коммуналки, но в нашем городе их заменяли бараки и общежития. С конца 30-х началось строительство «сталинок», где были уже канализация, санузел, отопление, водопровод. А еще – удобная планировка и высокие потолки, что ценится и сейчас. В крупных городах для партийной верхушки и богемы квартиры строились просторные, и декор домов в стиле «сталинский ампир» сразу давал понять: это элитное жилье, в котором иногда даже предусматривались помещения под библиотеку, мастерскую (для художников, скульпторов), детскую комнату. Простой народ жил по нормативам 4 кв. м жилплощади на человека. А в конце 50-х появились «хрущевки» – типовые кирпичные и панельные дома. В обиход вошли слова «вагончик» (проходная комната), «распашонка» – виды планировок «хрущевок». «Распашонка» – это когда из центральной комнаты есть выходы в две спальни. В таких квартирках тесные прихожие и маленькие кухни, плохая звукоизоляция и окошко под потолком между кухней и санузлом. Но люди, получив их, были на седьмом небе.

    В 70-х стали строиться дома «улучшенной планировки» в 5-16 этажей. Они ненамного отличались от «хрущевок» – кухня больше на 2 квадрата, высота потолков – на 10 сантиметров. В конце того десятилетия выросли, как грибы, типовые девятиэтажки, практически все в Александрии именно такие: с увеличенной кухней, раздельными комнатами, мусоропроводом и лифтом. Получить квартиру было счастьем. Но счастьем вполне доступным, а не бесплотной мечтой.

   Советские нормы строительства постоянно критикуются и осмеиваются всеми, кому не лень. Но, за неимением альтернативы, «сталинки», «хрущевки» и «брежневки» все еще остаются востребованными на вторичном рынке недвижимости, несмотря на давно истекший срок эксплуатации.

   «Светит» ли александрийцам новое жилье? Пока город в упадке и промышленность умирает – однозначно нет. Потому что жилье строится, когда есть заводы и фабрики с большим штатом рабочих. А как будет в будущем? Кто знает. Нам бы заброшенные общежития принять на баланс города и отремонтировать – все было бы легче тем, кто потерял счет годам, проведенным в очереди на «улучшение жилищных условий». За это время у бывших молодых специалистов выросли дети и внуки, а сами они давно приватизировали свои комнатушки в общежитиях. Потому что нет ничего более постоянного, чем временное…

Елена Карпачева

Один комментарий

  • Аноним пишет:

    Оптимистично! Даже больше, как название известного фильма — «Оптимистическая трагедия!»))
    Стратегия 2030 -есть, Ген.плана — нет!!! -Не то что нового, дык и старый то путиряли! (Слава богу не понадобился, -КРАХ по Генплану не делается, без него заметно лучше получается…)))
    Если думать что сие временно, ан нет, автор завершил обзор, — нет ниЧЧего более постоянного, чем временное! (Если даже по инерции выскочило, -цель поразило НАСМЕРТЬ!)

    Мне нравится! Thumb up 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11
Олександрійський тиждень

Олександрійський тиждень