Ноя
26

Зачем бомжу отель?

Рубрика: Грани жизни. Автор: Gavrilenko

Вообще-то распоряжение вышестоящей власти о создании на местах приютов для граждан без определенного места жительства вышло уже пару лет назад. Но вспомнили о нем, почему-то, только сейчас. И теперь в Александрии эта тема активно обговаривается наряду с созданием приюта для бродячих животных.

Между тем, в Александрийском территориальном центре социального обслуживания населения еще с 2012 года работает сотрудница на должности специалиста по работе с бездомными. В ее обязанности входит выявление бомжей, постановка их на учет, сбор информации о необходимой им помощи и, по возможности, содействие в оформлении документов, социальных выплат, устройство в лечебные учреждения или гериатрический пансионат.

Как рассказал директор Александрийского территориального центра Алексей Болилый, с начала текущего года на учете в центре состояли семеро бездомных, из них шесть были сняты. Сейчас в Александрии по официальным данным насчитывается 12 бомжей, а в территориальном центре зарегистрированы восемь, потому что регистрироваться хотят не все.

На протяжении десяти месяцев сотрудники терцентра предоставили бомжам такую помощь: двоим — в установлении гражданства, одному – в получении паспорта, двоим — в оформлении пакета документов для получения группы инвалидности, одному – в оформлении пакета документов для возобновления пенсионных выплат, двоих направили в гериатрический пансионат, четырем предоставлена временная регистрация места пребывания. Бездомных в Александрии временно прописывают в самом территориальном центре по адресу улица Первомайская, 9 (Дом быта). К слову, сегодня у бездомных есть больше возможностей найти ночлег и порцию горячей еды. Убежище им предоставляют Свято-Покровский мужской монастырь на Победе и центр реабилитации «Ковчег», а кормят две церкви – «Источник жизни» и «Храм спасения». Приходит на помощь и городская больница №1. Сейчас на лечении там пребывает один бездомный гражданин, готовящийся к отправке в гериатрический пансионат. Документы ему собирают сотрудники территориального центра. Ну и нельзя не вспомнить ГСЧС, которая при помощи местной власти каждую зиму устанавливает в городе палатки для обогрева бездомных граждан в морозы.

Как люди становятся бомжами? По-разному. Кто-то из-за жизненных обстоятельств, кто-то по собственному желанию. Вот истории тех, кто зарегистрирован в территориальном центре.

Полина Д. 1993 года рождения, приехала в наш город из села Желтого с матерью. Жили у знакомых, мама вскоре умерла, а у девушки не было даже паспорта. Полина забеременела, и  знакомые ее выселили – зачем им лишние хлопоты? Ее прописали в терцентре, помогли получить паспорт, но живет она по-прежнему где придется, постоянного жилья найти не может. В этом году родила ребенка.

Святецкий, 1969 года рождения, приехал из Кривого Рога. Живет в Свято-Покровском мужском монастыре. Ему помогли собрать документы для получения группы инвалидности.

Полищук, 1963 года рождения. После развода лишился жилья, получил «удостоверение бомжа» — справку о взятии на учет в терцентре.

Касимбеков, 1964 года рождения. Приехал из Узбекистана. Жилье потерял во время отбывания срока заключения. Получил удостоверение о взятии на учет.

Вахтарчук 1940 года рождения, находится на лечении в горбольнице, будет направлен в гериатрический пансионат.

Подхомутный, 1959 года рождения, жилье потерял в результате финансовых махинаций сына. Периодически живет у тещи в Пантаевке. Состоит на учете в территориальном центре.

Ткаченко, 1947 года, жилье потерял в результате пожара. Ему помогли восстановить документы.

Гончарук, 1975 года рождения. После развода женщина оказалась бездомной.  Прописана в терцентре.

Когда бомжей кормят, их сходится много, а на учете в территориальном центре – всего восемь. Почему? Алексей Болилый поясняет: приходят обедать не только бомжи, но и другие асоциальные элементы — пьяницы, попрошайки. Их никто не прогоняет, еду дают – грех отказаться. У многих из тех, кто роется в мусорниках, есть жилье, и бомжами их назвать нельзя. Как, например, пару, которая попрошайничает под городскими супермаркетами. Вернее, попрошайничает мужчина: подвывая, желает прохожим, чтобы Бог дал здоровья и благословил, а его женщина сидит в близлежащих кустах. Бездомные – те, у кого нет жилья, а бомжи сознательно выбрали для себя такой образ жизни. Они не хотят работать, живут с того, что найдут на мусорках или выпросят у сердобольных горожан, у многих не в порядке психика. Ну зачем им становиться на учет? Тем не менее, сотрудник терцентра ходит по церквям, там, где кормят бомжей, уточняет сведения, которые ей предоставляют сами бездомные, проверяет наличие у них родственников. Раньше бомжи ночевали в подвалах и на теплотрассах, а сейчас все закрыто, и где они ночуют – никто не знает. Может, в заброшенных дачных домиках?  Сведения о бомжах предоставляют центр реабилитации «Ковчег», церковь «Источник жизни», Свято-Покровский мужской монастырь, сообщают из городской больницы, если к ним поступают люди без документов и прописки.

Учет в территориальном центре дает бездомным право на получение одежды, оказание помощи в оформлении документов, восстановлении паспортов, пенсионных выплат, лечении.  Кроме того, они получают на руки «удостоверение бомжа» — учетную карточку, которую можно предъявлять по требованию в самом территориальном центре, в полиции. В терцентре желающих прописывают временно – всего на полгода, пока не найдут жилье, а дальше – их, бомжей, проблемы.

Захотят ли бомжи жить в приюте? Естественно, они не захотят, считает Алексей Евдокимович, и я с ним согласна. Кто хочет вести оседлый образ жизни – оформляется в гериатрический пансионат. Если у нас есть такое заведение – зачем нам еще приют? В большинстве случаев бомж – это образ жизни, который люди выбирают сами. В селах есть заброшенные дома, где они могли бы осесть, но – не хотят. Там же нужно работать. А они привыкли к вольной жизни. Говорят: «Нам нравится общение с природой». На содержание приюта и оплату работы персонала нужны немалые средства. Кроме того, все бомжи нуждаются в серьезном лечении, являясь разносчиками болезней, у многих туберкулез открытой формы, у всех — вши.

С удивлением узнала, что у многих бездомных, состоящих на учете в терцентре, есть профессии, у некоторых – даже высшее образование. Но никто из них уже не вернется к нормальной жизни. Деградация человека налицо, и на это ежедневно смотрят наши дети. В то же время, получается, что бомжи – это своего рода «элита общества». Работать им не нужно, деньги на еду и лечение тратить не надо, в больницах лечат и кормят бесплатно. А пенсионеры, которые получают 1200 гривен в месяц, не могут себе позволить практически ничего, живут «на хлебе и воде». А бомжа – одели, обули, накормили, в больнице бесплатно пролечили, а на пиво можно и под супермаркетом «насшибать». Что им еще нужно для счастья?

Елена Карпачева

, , .

Один комментарий

  • ARлЕkiNo пишет:

    Хотя явление имеет системный характер, для т.н. свободного общества, (а для убогого украинского тем паче), хотя исследовано достаточно обьемно на локальном александрийском уровне, изложено ярко, эмоционально…, но вот с обобщениями и выводами, я бы не спешил. И вот почему. Стучат молоточком по темячку первая строчка Анны Карениной, где великий знаток человеческих душ и человеческих(общественных) отношений ненавязчиво изложил выстраданную мысль,(ставшую многогранной)- об одинаковости счастливых и всех не счатливых — несчастных ПО-РАЗНОМУ.Ну как тут прикажете обобщать, по определению — необобщаемое!?
    Этому же графу- мыслителю- Писателю принадлежат и другие концентрированные выражения, напр.- «Сила власти в невежестве народа», ультраактуальное ныне! Не правда ли? Или — «Париотизм последнее прибержище негодяев» (воскрешенное из анг.- Л.Н.- в «Круге чтения») — раскручивающийся в очередном витке исторической спирали на нашей Родине… Хлебнем ещё мы с ним — много горя… Имхо.

    Мне нравится! Thumb up 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11