Мар
3

За кулисами шоу

Рубрика: за кадром. Автор: Gavrilenko

7 февраля в эфире телеканала СТБ вышел очередной 112-й выпуск программы «Один против всех», героями которого стала семья из Войновки. Рассказанная в нем история шокировала. «33-летняя Олеся Давидова из Войновки хочет выйти замуж, да так фанатично, что все остальное в жизни отошло у нее на второй план – даже родные дети.

После развода с мужем Владимиром, который старше ее на 32 года, Олеся решила любой ценой найти себе нового супруга – и не абы кого, а молодого принца, чтобы и деньги водились, и на машине ездил, и ее, свою принцессу, заваливал дорогими подарками», — так была анонсирована программа. После выяснения отношений в студии и подробного описания маминых грехов трое Олесиных детей открыто заявили, что жить с мамой не хотят, и с программы ушли к папе, которому до этого Олеся не давала видеться с детьми. На передаче присутствовали психологи и уполномоченный по правам ребенка в Украине Николай Кулеба, так что можно было ожидать продолжения этой истории, разбирательства, как это жуткую ситуацию в семье Давидовой упустили из виду все контролирующие службы и школа. Но…ничего не последовало. Сверху директив не поступало, запросов не приходило, выговоры не выносились. Только Олеся теперь бегает по инстанциям в надежде вернуть детей, которые по-прежнему не хотят видеться с родной матерью.

Не берусь защищать ни одну из сторон конфликта, особенно – маму, у которой явные проблемы, но, как оказалось, в шоу все было показано не совсем так, как есть на самом деле: краски сгущены, ситуация усугублена, акценты расставлены там, где нужно режиссерам, поэтому мнения общественности разделились: одни считают маму Олесю пострадавшей, другие вовсю ругают. Где же настоящая правда, и что будет с детьми дальше?

«Передача была снята 31 января, с этого времени дети живут у папы в Советском микрорайоне, — рассказал Ярослав Коряковцев, начальник службы по делам детей Александрийской районной государственной администрации. – Данная семья – Олеся Давидова и трое ее детей —на учете в Центре социальных служб и в службе по делам детей не стоит. Претензий со стороны сельсовета и школы тоже нет. После развода в 2011 году вопрос о том, с кем будут проживать дети, остался нерешенным, в решении суда не определено место проживания детей. Но поскольку дети были маленькими, они остались с мамой. Папа, Владимир Карелин, боролся за право общаться с детьми, а Олеся была против. В 2014 году папа обратился в суд, отстаивая свое право на совместное проживание с детьми. Суд ему отказал. После передачи, на которой дети отказались жить с мамой и ушли к папе, Давидова считает, что ее права нарушены и обратилась в службу по делам детей с заявлением, что у нее неправомерно отобрали детей. Передача не имеет права определять, с кем будут жить дети и передавать их одному из родителей – этот вопрос должен решаться в суде. Согласно с Семейным кодексом, ребенок 12 лет имеет право высказывать свою точку зрения, а с 14 лет – самостоятельно определять, с кем из родителей ему жить. Суд будет рассматривать условия проживания у мамы и у папы, и другие факторы, в том числе и состояние здоровья родителей, и вынесет свое решение».

Как это ни школа, ни социальные службы не заметили, в каком психологическом состоянии находятся дети Карелины и почему не приняли никаких мер? Валентина Груша, методист управления образования, показывает характеристики Олеси Давидовой и ее старших дочерей — семиклассницы Евы и пятиклассницы Алисы из Войновской школы – все они положительные. Девочки готовятся к урокам, принимают активное участие в школьных и внеклассных мероприятиях. Мама интересуется учебой детей, сотрудничает с педагогами, помогает с ремонтами классных комнат, постоянно посещает родительские собрания. Алиса и Ева на маму никогда не жаловались. Их поведение и эмоциональное состояние не вызывают беспокойства у учителей и психологов. Младший сын Андрей ходит в детский сад. «Девочек настроили против мамы Олесины сестры, — считает Валентина Витальевна. – А в передаче сняли комнаты, в которых нет ремонта, и отключенный, а потому пустой холодильник. На самом деле у Олеси приличный дом, газовая колонка, металлопластиковые окна, новые двери. Обои, ковры на полу, новая сантехника. Даже пианино есть. (Об этом свидетельствуют и фотографии. – Авт.). Мама насобирает денег – сделает ремонт в одной комнате. Живет Олеся, в основном, за алименты от мужа и его пенсию – Владимир отдал в ее распоряжение свою пенсионную карточку, и за подработки.  Олеся говорит, что ее обманули – она ехала на передачу в надежде, что международная сваха найдет ей жениха, и не знала, что там будет обсуждаться ее личная жизнь, а сестры, дети и бывший муж расскажут, какая она плохая. Считает, что ее заманили, купили красивую одежду, сделали прическу. Она мечтала, что ей найдут богатого молодого жениха, а вышло совсем иначе»…

На заседание комиссии по вопросам защиты детей Александрийской РГА были приглашены не только О.Давидова, В.Карелин и их старшие дети, но и представители Войновского сельсовета, школы, полиции, районный педиатр. Ожидая своей очереди в коридоре, папа с девочками громко жаловались на маму, а сама Леся стояла неподалеку и, слушая рассказы о себе, нервно дергала ногой. Дети к ней не подходили. На заседании комиссии девочки еще раз заявили: жить с мамой не хотят ни в коем случае. Их отец не препятствует тому, чтобы мать виделась с детьми, приглашает Олесю в свой дом, но она категорически не хочет. Школа и сельсовет заняли сторону матери, по словам их представителей, побоев на детях никогда не было, мать пьяной не видели, дети не голодали, не ходили ободранными. До решения суда дети (по их собственной воле) будут жить с отцом. С ними и их родителями будут работать психологи Центра социальных служб для семьи, детей и молодежи. Суд определит место проживания только младшего сына, поскольку старшие девочки уже приняли для себя решение…

…После всей этой истории осталось много вопросов. За что мужчина-пенсионер 67 лет, ухаживающий за лежачей матерью, будет содержать троих детей? Не станут ли девочки, почувствовавшие свою власть над родителями, манипулировать ими? Очевидно же, что для них примером являются мамины сестры, которые вырвались из нищеты, получили высшее образование, живут в большом городе, красиво одеваются. Девочки расписывают свою ужасную жизнь с матерью, но на забитых они не похожи, у них есть аккаунты ВКонтакте.  Осознает ли Олеся свои ошибки, станут ли для нее родные дети важнее собственной личной жизни? Смогут ли у всех членов этой семьи хоть как-то наладиться непростые отношения, ведь от этого зависит дальнейшая судьба детей. Говорят, это еще не самая страшная история из тех, что сейчас происходят в селах. Если это так, то что же нас ждет в будущем?

Елена Карпачева

, , .

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11