Фев
9

В зеркале истории

Рубрика: Новости. Автор: Lena

    Говорят, чтобы понять настоящее, нужно заглянуть в прошлое. И здесь как раз подоспела 100-летняя годовщина Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года, о которой мы хотим сегодня напомнить.

    Первым днем революции принято считать 23 февраля (8 марта), когда в Петрограде начались хлебные бунты. На следующий день забастовали почти все заводы столицы империи. К лозунгам «Хлеба!» прибавились «Долой царя!», «Долой войну!», «Долой правительство!». Причины революции, названные историками – как в зеркале сегодняшнего дня: неудачи в войне, длившейся к тому времени три года, коррупция на всех уровнях власти, экономические трудности и обнищание людей, идеологическое разложение народных масс, которые перестали верить и царю, и церкви, и местным начальникам, неспособность императора Николая II править Россией, что выражалось в неудачных назначениях министров и военачальников.

    Благодаря сохранившимся газетным подшивкам тех лет, можно узнать, чем жили люди в то время. Когда читаешь издания февраля 1917 года (в интернете есть электронный архив газет, в том числе и украинских), то понимаешь, что ничего нового в этом мире нет – все повторяется, иногда вплоть до мелочей.

    Вместе с ростом зарплаты росли цены на все, причем последние значительно быстрее первых. Например, заработок чернорабочего и каменщика с 1915 года увеличился в два раза, а стоимость хлеба в 6! Зарплата квалифицированного рабочего достигала 5 рублей в день, а копченый гусь стоил 100 рублей. Средний бюджет курсистки Бестужевских курсов равнялся 38 рублям в месяц. Средний расход на жилище и питание составлял до 80 процентов от сумм зарплат.

   Города столкнулись с ощутимой нехваткой энергии. Сильные морозы показали во всей неприглядности беспомощность столицы с ее шестиэтажными громадами, в которых тепло едва достигало 8-9 градусов. Железная дорога не выполняла установленных норм подвоза топлива. В газете “Кієвлянінъ” есть объявление об аренде большой 8-комнатной квартиры в Киеве взамен на партию дров.

   В заголовках было популярным слово «кризис». Сообщалось, что в Кременчуге продолжается хлебный голод, в Житомире – недостаток муки, в Сумах – острый мучной голод, в Одессе нет сахара. И это в хлебных губерниях! И как бы между прочим упоминалось, что с 1 января на 15% повышаются железнодорожные тарифы, и т. д. и т. п.

    Экономист Александр Соколов в те дни утверждал, что экономика страны смертельно больна, и только радикальное хирургическое вмешательство способно покончить с затянувшейся болезнью. Аргументация жесткая: в обращении находится около 8,5 миллиарда бумажных денег, ценность которых падает с каждым днем. Свои военные расходы Российская империя покрывала в значительной мере за счет выпуска бумажных денег. Автор предлагал обложить всех подоходным и поимущественным налогом, иначе избыток с каждым днем дешевеющих бумажных денег приведет к неизбежному краху всей финансовой системы и к остановке производства.

     Крайнее несоответствие между спросом и предложением товаров вызвало небывалый рост цен. В этой мутной воде “мародеры тыла”, зарабатывающие по 400-500% на каждой сделке, ощущали себя очень комфортно. Громадные куши, нажитые спекулянтами на поставках в армию, основательно “проветривались” в увеселительных заведениях.

    “Мародерская вакханалия” шла рука об руку с ростом преступности. Резко изменился внешний вид грабителя и жулика. Мошенники не брезговали “идти на дело” в офицерской форме или одежде сестер милосердия, взывая к патриотическим чувствам сограждан. Власть была склонна объяснять рост преступности военными обстоятельствами. А вот газета “Новое Время” писала, что полиция от войны не потерпела ущерба, но занимается спекуляцией на теме преступности, так как ей попадаются только мелкие сошки.

   Газета «Земщина» зло высмеивала государственную Думу, которая за четыре с половиной месяца заседаний в 1916 г. приняла всего несколько десятков мало-мальски стоящих законопроектов, из которых самыми значительными были закон о «мясопустных днях» и о «неубое телят», остальное – «вермишель». Дума оставила нерассмотренными 1200 дел.

   В 17-м году остро обсуждался и языковой вопрос. Находим такие строки: “В ответ на требования украинского солдатского комитета отказать малороссам от русского языка преподавания и предложить “уезжать в Россию и заводить там хоть турецкую школу”. Ответы оппонентов приводить здесь не будем – кто хочет, сам найдет их в архивах…

   Чем это закончилось в октябре того же года знают, наверное, все. Свидетель мартовского Петрограда 1917 г. И.Л. Солоневич писал позже: “Я помню февральские дни: рождение нашей великой и бескровной – какая великая безмозглость спустилась на страну. Стотысячное стадо совершенно свободных граждан толкалось по проспектам. Они были в полном восторге, эти стада: проклятое кровавое самодержавие кончилось!

    Они были счастливы, эти стада. Если бы им кто-нибудь тогда стал говорить, что в ближайшую треть века за пьяные дни 1917 года они заплатят десятками миллионов жизней, – пьяные люди приняли бы голос трезвого за форменное безумие”.

   Солоневич был прав: Временное правительство оказалось недееспособным и трусливым, в итоге к власти пришли большевики со всеми вытекающими последствиями.

Сергей Гавриленко

Один комментарий

  • Аноним пишет:

    Простите. — «идеологическое разложение народных масс»- а как это, как это? Оригинальный стиль тех времён? Расслоение, в смысле?

    Мне нравится! Thumb up 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11