17.04
2018

   Отопительный сезон закончен. Резкое потепление дало возможность с начала апреля теплосетям работать на минимуме, а к концу прошлой недели и вовсе прекратить подачу тепла в квартиры и учреждения. А некоторые школы, которые отапливаются от автономных котельных, уже к середине прошлой недели по заявкам отключились от отопления. Об итогах отопительного сезона, долгах, перспективе повышения тарифа на тепло – наш разговор с директором КП «Теплокоммунэнерго» Аллой Анатолиевной Грибачевой.


   По ее словам, в целом сезон удалось отработать хорошо: не было глобальных аварийных ситуаций, которые бы оставили без тепла целые жилые кварталы, а со всеми проблемными вопросами работники предприятия справлялись оперативно.

   – Расскажите, какова ситуация с долгами населения по оплате за тепло.

  – Скажу откровенно, ситуация очень серьезная. В этом году рекордные долги у населения. На сегодняшний день они составляют 45 млн грн. Если сравнивать с прошлым годом, то на конец отопительного сезона-2017 долг составлял 19 млн грн, а уже к началу нынешнего сезона, благодаря оплате населением долгов в летние месяцы, задолженность составляла всего 9 млн. Как видим, долг вырос стремительно, да и общая картина оплаты существенно изменилась. Если еще в прошлом отопительном сезоне процент оплаты составлял 40-45 в начале сезона, а к январю-февралю он возрастал до 85%, то в этом – ровно в два раза меньше. Причин лично я вижу несколько: во-первых, в этом году на 8% вырос тариф, во-вторых, государство уменьшило норму субсидии в тех домах, где установлены тепловые счетчики, плюс выросли доходы населения в связи с повышением минимальной заработной платы, а значит – платить нужно было больше, чем в три предыдущих сезона. В связи с этим у нас большой долг по газу на конец сезона – 84 млн грн.

   – Вовремя ли компенсирует государство субсидии для населения?

  – К сожалению, нет, компенсации за этот сезон мы не получили. Да что говорить – за прошлый год субсидии нам компенсировали только в феврале этого года. На сегодняшний день за январь-февраль мы имеем долг по такой компенсации 19 млн грн.

   – Как работаете с должниками? Через суд?

  – Через суд – это крайняя мера, которую мы чаще всего используем по вопросам задолжен-ности предприятий. Но они стараются не допускать этого, ведь таким образом долг значительно возрастает – накладываются штрафные санкции, инфляция, оплата судебного сбора. С населением сложнее. Прежде всего потому, что это очень большие объемы чисто бумажной работы. С людьми у нас продумана система работы в несколько этапов. Сначала наши контролеры беседуют, разъясняют, разносят уведомления о задолженности. После мы приглашаем должников на заседание специально созданной комиссии, где мы также беседуем: спрашиваем, почему люди не платили, обращались ли в отдел субсидии, как, когда и какую сумму они смогут выплачивать. Здесь же в индивидуальном порядке мы решаем вопрос об оформлении реструктуризации. А если человек все это игнорирует и не приходит – в таком случае мы, конечно же, подаем в суд.

  Но люди должны понимать, что через суд, как я говорила выше по предприятиям, долг увеличивается примерно в два раза – к сумме добавится судебный сбор в размере 1700 грн, 3% годовых и инфляция. В случае, когда к должникам уже пришла исполнительная служба, мы не можем повлиять на процесс и как-то договориться в индивидуальном порядке. Потому каждый, у кого есть задолженность, я считаю, должен сам найти время – обратиться к нам, и мы вместе урегулируем вопрос на обоюдно выгодных условиях.

   – Договор реструктуризации имеет какую-то единую форму и правила?

   – В каждом отдельном случае мы практикуем индивидуальный подход. Мы спрашиваем у людей, сколько они реально смогут платить в месяц, и, исходя из этого, составляем и подписываем договор на 24 или 36 месяцев. Если человек заинтересован в решении вопроса, мы, в свою очередь, идем навстречу. Правда, бывает и такое, что люди приходят просто поскандалить. Вот на днях была ситуация: пришла женщина, которую не устраивала сумма доплаты за превышение лимитов по субсидии, но я посмотрела ее лицевой счет, а она на протяжении всего сезона даже не вносила суммы обязательного платежа в размере 70 грн. Или другая ситуация, когда человек систематически жалуется на неудовлетворяющую его сумму начисления за тепло, а тем временем на протяжении трех отопительных сезонов совсем не платил. Но подобные ситуации с выяснениями о доплате – это проблема не только наша, это по всей стране и по всем предприятиям, которые предоставляют услуги населению. А все потому, что каждый год вносятся изменения в законодательные акты, на местном уровне эти вопросы не регулируются.

  Кстати, дабы не повторилась прошлогодняя ситуация, хочу обратиться к людям, которые получают субсидию и на конец отопительного сезона не смогли оплатить всю начисленную сумму за тепло. Наше предприятие по состоянию на 1 мая предоставляет управлению социальной защиты списки должников из числа тех абонентов, которые пользуются субсидией. Согласно законодательству, людям дают два месяца для оформления реструктуризации или полной оплаты задолженности. На эти два месяца им прекращают начислять субсидию. Если люди не погасили долга и не подписали договор о реструктуризации, то они автоматически лишаются права на субсидию. Чтобы этого не произошло, приглашаем всех должников – субсидиантов в наш абонентский отдел для проведения сверки и подписания договоров реструктуризации после 15 апреля.

  – Мы можем говорить о перспективе повышения тарифов на теплоснабжение?

  – Да, конечно. Все происходит пропорционально росту минимальной заработной платы, тарифов на газ, электроэнергию, воду. Мы ведь от этого очень зависим. Минимальная заработная плата выросла и еще будет расти, тарифы на электроэнергию растут постоянно, обещают подорожание газа. А в структуре нашего тарифа заложены: 76% – стоимость газа, 8% – электроэнергия, 13% – заработная плата, 3% – вода, материалы и амортизация. Последний раз в ноябре 2017 года мы повышали тариф для населения на 8 % только из-за роста цен на электроэнергию и из-за повышения минимальной заработной платы. Мы тогда даже не учли стоимости повышения цен на материалы, которые тоже значительно подорожали.

   – Но тариф еще растет и в зависимости от числа квартир, которые переходят на индивидуальное отопление?

  – Абсолютно верно. Весной прошлого года выдачу разрешений на установку автономного отопления приостановили. Потом в конце лета исполком снова начал давать разрешения на отключение от системы централизованного отопления. Поэтому сейчас мы имеем ситуацию, когда в некоторых двухэтажных домах остается по две-три-пять квартир с централизованным отоплением. Все остальные – на индивидуалке. Таким образом, естественно, растет стоимость тепловой энергии.

   – Вы со своей стороны как-то противостоите этому?

 – Конечно, мы не приветствуем массовую установку индивидуального отопления. Но есть исключения, где, по моему мнению, это является необходимым шагом. Пример о двухэтажных домах как раз об этом. То есть в случае, когда на весь дом «Теплокоммунэнерго» отапливает две квартиры, установка индивидуального отопления является неизбежной. У нас были случаи, когда после установки теплового счетчика в таких домах все жильцы единогласно отказывались от наших услуг, поскольку стоимость тепла по сравнению с, к примеру, 9-этажкой, была почти в два раза выше.

  – В начале отопительного сезона в центральных СМИ много говорили об установке индивидуальных регуляторов на батареях в квартирах. Насколько это реально для нас?

   – Для системы нашего отопления установка таких регуляторов технически нереальна. По моему мнению, и на это сейчас делает ставку министерство, лучшим способом энергосбережения и экономии является санация, то есть утепление зданий, жилых домов в целом. Для этого предусмотрены «Теплые кредиты», которые инвестируют международные и государственные банки. Если, например, жилой многоквартирный дом полностью утеплить, в нем есть счетчик потребления тепла, то есть смысл уменьшать подачу тепла на такой дом, а значит – и оплата для потребителей будет меньшей. В этом году у нас были ситуации, когда к нам поступали звонки от населения с жалобами на то, что в квартирах непомерно жарко, но в итоге выяснялось, что такие квартиры были утеплены. Понятное дело, что в этих случаях мы не могли снизить подачу тепла на целый дом, потому как далеко не у всех жителей утеплены стены. Сейчас вопросами энергосбережения активно занимаются жители домов, которые перешли на ОСМД, в том числе и заменой и изоляцией труб. Единственное, что во всех этих вопросах должно быть приоритетным, так это квалификация специалистов, которые занимаются любыми вопросами реконструкции внутридомовых теплосетей. К сожалению, мы все чаще имеем дело с аварийными ситуациями, когда жители домов выполняют установку автономного отопления, замену труб в квартирах, установку теплых полов посредством централизованного теплоснабжения, выносят батареи на лоджии и балконы. Во всех этих вопросах обязательно нужно получать разрешение и технические условия специалистов нашего предприятия.

Ирина Кошкина

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11