Авг
11

Украинская американка

Рубрика: Новости. Автор: Lena

    Анжела Карелина живет в США уже 25 лет. По внешнему виду она – настоящая украиночка. И гордится этим, не пытаясь раствориться среди американцев. Говорит: наших, славян, за границей сразу видно, как бы они ни одевались, американцы их все равно отличают: «Вы другие». Так есть ли смысл в том, чтобы казаться не тем, кем ты есть?

  Анжела – секретарь международной христианской благотворительной миссии (IMOCE)  «Эммануил» (ее руководитель – уроженец Марто-Ивановки Анатолий Коломиец), и уже несколько лет привозит в Украину средства, собранные в США для помощи простым людям. Их жертвуют как наши бывшие соотечественники, так и эмигрировавшие в Америку жители союзных республик бывшего СССР, а также американцы.

   Анжелу всегда тянуло на родину. В этот приезд, общаясь с теми, кому привезла помощь, она говорила: «Нигде больше в мире нет такой красоты, как у нас. Везде есть небо, поля, леса и реки, но в Украине все это особенное, родное. Едешь и думаешь: «Как же у нас хорошо!». Вернуться насовсем она уже не может – все-таки за четверть века, проведенных за океаном, Америка тоже стала ей родной. В Сиэтле (штат Вашингтон) – ее ждут муж, родители, братья и сестры, работа, дом и ставший привычным уклад жизни.

    Родом она из города Киверцев Волынской области. Железнодорожный узел, деревообрабатыва-ющий завод, лесное хозяйство, хлебобулочное предприятие – в маленьком городке работы хватает. Местные жители поговаривают, что специалисты из киверского ДОКа клали паркет в Белом Доме в США. Правда это или городская легенда – кто его знает?

   Верующая семья Анжелы жила в частном секторе. Отец строитель, мама работала в котельной, свое хозяйство. У самой младшей среди детей в семье Анжелы есть два брата и две сестры. Идея выехать за рубеж по религиозной линии появилась в середине 80-х. В 90-х семья смогла уехать в США в качестве беженцев. К тому времени в Америке уже около двух лет жил папин брат. Продали все, что было, и уехали к нему.

  – Мне было 15 лет, и наверное, я не осознавала ответственности – такой, как мои родители. Я была привязана к дому, к бабушке, которая жила с нами и которая меня вырастила – она не захотела уезжать, после нашего отъезда поселилась у родни. Плюс в 15 лет у меня были хорошие друзья. По сути, я оставляла в Украине все родное, – рассказывает Анжела. – Не было острого интереса – что там, за океаном, а было чувство неизвестности. Билеты в США нам купила церковь, и мы потом выплачивали эти деньги в рассрочку. В Сиэтле, куда мы направлялись, крупные славянская, еврейская и армянская диаспоры.

    – Чем поразила Америка?

  – Самолетом из Москвы мы прилетели в Нью-Йорк, а оттуда – в Сиэтл. Америка встретила сиянием разноцветных огней. Был декабрь, в штате Вашингтон дождливый климат, и разноцветные огни Сиэтла отражались на мокром асфальте. Там везде зеркала, и однажды моя сестра просто заблудилась в магазине, не могла найти выход и ударилась лбом о зеркало. Нас встретил дядя, разместил на съемной квартире, помог оформить пособие. Как беженцам, нам выделили деньги на еду, на съем жилья, но их не хватало. Языка мы тогда толком не знали (то, что учили в школе, оказалось совсем не нужным), устраивались на подработки, где могли, – убирали в домах, папа чистил бассейны. Жили мы в маленькой однокомнатной квартирке, вернее, ютились после просторного частного дома в Украине. Было неуютно, но мы понимали, что это временные трудности, главное – чтобы на еду хватало.

   – Говорят, украинцы за рубежом не очень-то друг другу помогают…

  – Вы знаете, все зависит от каждого конкретного человека, но по своему опыту могу сказать: наши люди друг другу помогают. Есть даже социальные программы для славян. У нас в Сиэтле выходит бизнес-журнал украинской и русской диаспоры, страниц на 300. Там есть абсолютно все фирмы и услуги, информация для тех, кто ищет работу, и для работодателей. Сейчас, даже не владея английским, можно построить дом, купить или отремонтировать машину, нанять няню. Я уже хорошо владею английским, но все равно за всеми услугами обращаюсь к нашим – они более смекалистые. Американцу можно долго объяснять, пока он поймет, что я имею в виду, а наши понимают с полуслова. Американцы – простые, открытые, не злопамятные. Но сообразительности, как у наших, у них нет.

   – Где вы учились в США?

  – Окончив 9 классов в Украине, в Сиэтле я снова пошла в 9-й класс. Каждый день по три часа учила английский, потом были другие предметы – математика, физкультура и т.д. Все обучение – на английском. Кроме того, со времени приезда в Америку я постоянно работала. Поступить учиться там очень легко – сдаешь легкие тесты и все, тебя зачисляют в группу по уровню твоих знаний. И после школы я поступила в колледж на специальность бизнес-менеджмент. Проучилась два года и поняла, что это не мое. Поступила в университет и выучилась на социального работника. И сейчас ухаживаю за пожилыми людьми на дому. Не знаю, есть ли в Украине такая служба?

   – У нас есть территориальные центры социального обслуживания, социальные работники ухаживают за одинокими пенсионерами, но эти услуги платные. В Америке тоже так?

   – Нет. Наши люди, славяне, получают пенсию: если одинокий – 700 долларов, семейная пара – каждый по 500, тысячу на двоих. Уход за ними и лекарства государство оплачивает отдельно, кроме того, выделяются деньги на питание. За квартиру они платят по льготам – от 70 до 200 долларов. Это я рассказываю о стариках и инвалидах, которые не работали в США, приехали уже пенсионерами – им живется хорошо. А тем, кто заработал в Америке пенсию, сложнее. Например, мой папа получает 900 долларов пенсии, но для него нет ничего бесплатного – медицина, жилье, страховки – за все нужно платить. Папа ушел на пенсию в 75 лет, он работал грузчиком.

   – По американским меркам вы хорошо устроены?

  – Думаю, да. Сестра Дина – менеджер в трех зубных поликлиниках. У ее мужа свой бизнес – автоэвакуатор. Брат Вадим кладет плитку, его жена – водитель школьного автобуса. Сестра Наташа выучилась на зубного техника, но работает переводчиком, ее муж – сварщик. Брат Леня кладет паркет и плитку, его жена – медсестра. Мой муж – русский, он работает на украинского парня, кладет плитку.

   – У вас в семье все славяне или есть американцы?

  – Нет, все славяне. Даже мои племянники, которые родись в США, все равно находят своих и с ними общаются. Им интересно говорить на украинском, чтобы никто не понимал.

   – Украинцам в Америке легко ассимилировать в общество?

  – Я думаю, это зависит от человека. Но не тяжело. Американцы толерантные, они принимают людей. Славян принимают лучше, чем мусульман.

   – Правду говорят, что Америка – страна равных возможностей? Какие там перспективы для эмигрантов?

   – Перспективы есть. Главное – чтобы был коммерческий успех у того, чем ты занимаешься. Очень важно по приезду в страну знать язык. Тогда перед вами открыты все двери. И еще – в Украине творчество развито больше, любое – танцы, ремесла, писательство, художество. В Америке – не очень. Поэтому в детских театрах, балетных классах, в спортивных секциях работают славяне.

  – Чего не хватает в Америке?

  – Из продуктов там есть абсолютно все. Не хватает теплого общения, как у нас в Украине. Там все живут обособленно, просто так с соседями не общаются. Все заняты работой. Здесь посмотришь: бабушки сидят на лавочках, мамочки с колясками гуляют. А там, если гуляют, то это наши. В Америке для меня долгое время все было чужим – дороги, дома, деревья. В Киверцах я шла от своего дома к школе и знала: это моя дорога, моя улица, моя школа, мои соседи, мой парк. Мы выехали в 1992 году, а в Украину я впервые после этого попала в 2005-ом. Я шла по своей улице посмотреть на свой дом, где уже жили другие люди, на свой парк, на свою школу. И чувствую: это уже не мое. И там не мое, и здесь тоже. Хотя все равно Украина – это моя родина. У нас много песен о своей земле, родине, родительском доме. В США люди не привязаны к одному месту, они постоянно переезжают.

   – Что у них лучше?

 – Я работаю, и когда иду за продуктами, не думаю, что сколько стоит. Беру необходимые продукты, не глядя на цену. Моей зарплаты хватает, чтобы оплатить все счета. Я зарабатываю 4200 долларов в месяц, из них тысячу высчитывают на налоги (в том числе и на бездетность – у нас с мужем нет детей) и страховки. Из оставшихся 3200 – 1300 мы платим за дом, 50 долларов за вывоз мусора, 60 – за воду, 70 – за электричество, 100 долларов на двоих с мужем – за телефонную связь. На бензин и на еду хватает. Если бы мы хотели отложить деньги на круиз или отпуск на Гавайях, на пару месяцев пришлось бы затянуть пояса, чтобы насобирать 3-4 тысячи долларов. Но я отпуск провожу в Украине (улыбается).

   – Есть у вас в доме вещи, которые напоминают об Украине?

  – Мамины вышивки, расписная посуда, вышиванки. Украина всегда в моем сердце. Что касается питания, то мы не любим ресторанной еды, готовим дома – супы, каши, котлеты, макароны. Могу иногда сделать что-то из итальянской кухни или суши. Но их раз в полгода поешь – и больше не хочется, а борщ можно есть каждый день!

   – Вы не один год ездите по стране, раздаете помощь. Как по-вашему, людей, нуждающихся в помощи, в нашей стране каждый год становится больше?

  – Не знаю. В селах я видела очень нуждающихся людей, инвалидов, детей, которых воспитывают матери-одиночки или пьющие родители. Или родители уехали на заработки, а дети живут с дедушками и бабушками. Если нормальная полная семья, все равно они выживают, и дети ухоженные. Все, у кого я была здесь в гостях, живут скромно. Видно, что люди тянулись, чтобы сделать ремонт, оборудовать квартиру или дом, но все равно – все очень скромно…

   – Что нам нужно сделать, чтобы мы стали жить лучше?

  – Знаете, в Америке люди тоже недовольны властью, президентом. Но каждый привык полагаться на себя. Нужно любить людей, ко всему относиться с душой. Каждый на своем месте должен добросовестно делать свою работу. Это зависит от каждого.

Елена Карпачева

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11