Окт
29

Тайна последнего боя

Рубрика: Новости. Автор: Админ

   Недавно мы публиковали воспоминания Веры Александровны Колесник о годах оккупации Александрии. Среди прочего она рассказала о могиле неизвестного солдата в собственном дворе по улице Кременчугской, что в районе 8-й школы: «После боя за освобождение города в декабре 1943 года в нашем огороде был захоронен один из советских танкистов. Место мы знаем лишь приблизительно и стараемся его не трогать. Есть большая просьба к тем, кто читает эти строки, обратиться к следопытам – пусть исследуют это место. Может быть, найдут останки и захоронят, как положено, по-людски…»

    И вот эти работы были проведены. Инициатором выступили краевед Владимир Иванченко и местные жители Андрей Гажала и братья Чередниченко. Во время раскопок были обнаружены кости, планшет, патроны, помазок для бритья, а также граната.

   На место были вызваны специалисты пожарно-спасательной службы и полиции. Они оцепили территорию и установили дежурство до приезда группы пиротехнических работ аварийно-спасательного отряда управления ГСЧС в Кировоградской области. На следующий день пиротехники вывезли и обезвредили гранату, а правоохранители изъяли все оставшееся на месте захоронения. Как рассказал главный судмедэксперт Александрии Вла-дислав Цибульник, получить какие-либо сведения из документов и обрывков газет, найденных в подсумке, не получится, так как они истлели, а вот череп и кости будут направлены в кировоградское бюро судебно-медицинской экспертизы на предмет установления пола и возраста захороненного.

    После всех необходимых процедур останки будут перенесены на местное кладбище, где в Братских могилах покоятся товарищи погибшего воина.

   После работ, связанных с раскопками, местный житель Александр Куликов тоже решил поделиться своими воспоминаниями о событиях давно минувших дней.

   – Я не был свидетелем событий военных лет, так как родился в 1951 году, – говорит Александр Степанович, – но очень хорошо помню рассказы моих отца и деда, которые были живыми свидетелями боев за город в 1943 году. На околицах города на возвышенности у фашистов были оборудованы огневые точки, с которых вся округа было видна, как на ладони, и хорошо простреливалась.

    Этого наши военные не знали, в итоге были подбиты несколько танков и погибло много солдат. Также в этом бою погибли и мирные жители. По воспоминаниям деда, бой начался рано утром и длился до поздней ночи.

   Когда мы подросли, то много времени проводили в окрестных балках. Там мы находили множество военных реликвий: каски, автоматы, гранаты, снаряды. Однажды наткнулись в истоке ручья на что-то большое и металлическое. Позже нам рассказывали, что один из наступающих танков попал в этом месте в трясину и был погребен в ней вместе с экипажем. Вероятно, этот танк мы и обнаружили. Но поздние поиски ничего не дали, говорят, танк затянуло плывуном…

    В другой раз мы наткнулись на ствол от танка, несколько дней его раскапывали, после чего сдали на металлолом и получили первое место в школе по сдаче металлолома.

    После рассказа Александр Степанович провел экскурсию по памятным местам тех лет. Он показал места немецких позиций, места, где стояли разбитые танки Красной Армии и где были массовые захоронения военных и мирных жителей.

   К сожалению, чем дальше уходит время, тем меньше остается свидетелей тех событий, и сегодня приходится по крупицам собирать свидетельства того, что происходило в тот день – в день боя за освобождение города от фашистских захватчиков.

   Свой комментарий к рассказанному дал краевед Владимир Иванченко: «Вероятно, захороненный неопознанный воин служил в 116-й танковой Александрийской Краснознаменной ордена Суворова бригаде, которая 22 ноября 1943 года первой вышла на окраину города в районе 8-й школы. Известно, что танковым батальоном командовал майор Брык. Данные события мы можем восстановить только по воспоминаниям участников событий, так как архивы этого периода находятся в городе Подольске Российской Федерации.

   Тема первого боя за Алек-сандрию неоднократно осве-щалась непосредственными участниками этих событий, нашими земляками Антоном Поно-маренко, Николаем Бурлацким (Пономаренко служил в 147-ом отдельном саперном батальоне, Бурлацкий – в 313-ом стрелковом полку 110-й стрелковой дивизии). Тему исследовали и краеведы – Надежда Жахалова и другие, о чем были неоднократные публикации в местных СМИ. Также об этом бое говорится в военных мемуарах дважды Героя Советского Союза Арсения Ворожейкина. Вот что он пишет: «Ночью наши танки вышли на ближние подступы к Александрии и рано утром 22 ноября атаковали противника на северо-восточных окраинах города.

   Командир 116-й танковой бригады полковник Юревич по радио слушал доклады о ходе боевых действий и отдавал короткие приказания.

   – Я Первый. Не вижу вашего огня, – говорит Юревич. – Огонь и движение! Движение и огонь!

   – Прикройте мой левый фланг, – просит Брык.

  – Не думай о фланге, – кричит Юревич в микрофон. – Он прикрыт. Вперед! – Тут же передает артиллеристам приказ перенести огонь на левый фланг.

   – Вас понял, – отвечает командир артдивизиона.

   Наши танки двигались зигзагами и короткими рывками, останавливались, стреляли, делали рывок вперед и снова стреляли. Враг сопротивлялся отчаянно.
В боевых порядках атакующих рвались снаряды, там и тут вздымая комья земли. Один снаряд разорвался недалеко от НП. Над нами просвистели осколки. Полковник Юревич даже не повернул головы.

   Появились вражеские самолеты. Один налет следовал за другим. А где в степи укрыться от авиации танку? Несколько бомб разорвалось в районе НП. Но больше разрывов в боевых порядках. Вижу, одна из наших машин замерла, и поднялся густой столб дыма… Взорвалась вторая. Единственное, что требовалось в этих условиях, — как можно быстрее двигаться вперед, и Юревич требовал от комбатов усилить натиск, ускорить темп.

   Несколько наших танков уже достигли крайних домов. В наушниках послышался голос Бобровицкого, который докладывал Брыку, что он на окраине города.
Юревич взял у радиста микрофон:

  – Я Первый. Благодарю Бобровицкого и его людей. Поздравляю со вступлением в Александрию. Брык и Лагутин, действуйте еще решительнее. Выше темп…

    А Бобровицкий между тем осмотрелся и увидел, что вглубь города тянется овраг. Чутье подсказало на большой скорости повести машины по оврагу. Вскоре танкисты буквально наскочили на вражеские артиллерийские позиции. Кроме пушек, там были и танки. Но они, видимо, не имели горючего и использовались врагом как неподвижные огневые точки. В стремительной атаке наши воины уничтожили три танка и смяли артиллерийскую батарею. Вражеский танк и два артиллерийских орудия были записаны на боевой счет экипажа лейтенанта Анатолия Вохмянина.

    Бобровицкий предпринял смелые и дерзкие действия, будучи уверенным в таких же решительных действиях соседей. Одно-временно достигли окраин города и другие части 8-го механизированного корпуса. Но противник не только яростно оборонялся, но и непрерывно контратаковал, подтягивая свежие силы. Поэтому полностью овладеть городом с ходу не удалось…»

   Бои за город продолжались до 3 декабря 1943 года и окончились освобождением Александрии 6 декабря. Есть, конечно, разногласия между свидетельствами очевидцев, но краеведы продолжают поиски…

Сергей Гавриленко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11