Май
14

Свет родных окон

Рубрика: Грани жизни. Автор: Админ

Уже год Виктория Капралова работает в салоне «Для тебя» на улице Григория Усика, 44 (бывшей Красноармейской). У нее есть свои постоянные клиенты, которые знают Вику как отличного парикмахера-универсала, стилиста и визажиста, оставляют похвальные отзывы на ее страничках в соцсетях. Доброжелательная, стильная, красивая, излучающая позитив, с ней приятно даже просто общаться. И только самые близкие люди знают, через что ей пришлось пройти, чтобы начать новую жизнь в Александрии…

Город, которого больше нет

В наш город Вика приехала в конце октября 2014 года из Первомайска Луганской области. Три года назад Вика была успешным предпринимателем, у нее было несколько отделов бижутерии, сумок, женской одежды в торговых центрах Первомайска и большой магазин в Попасной. Но все изменилось. «Мы не уезжали до последнего, вплоть до того, как Первомайск стал линией фронта, – рассказывает Вика. – Уехали самой последней волной, когда город почти опустел. В двух часах езды от нас уже пылал Славянск, а мы жили своей обычной жизнью, жалели детей, людей, которые там живут, но так же, как и все, кого боевые действия не коснулись непосредственно, не осознавали, что, возможно, за три часа война докатится и до нас, и мы тоже не будем знать, как жить дальше, что делать, куда идти и как правильно поступить. У нас был бизнес, своя обустроенная квартира. Накануне войны улетали из донецкого аэропорта им. С.Прокофьева на отдых в Турицю, а прилететь было некуда – аэропорта не стало. Думали: вернемся с отдыха, а конфликт в стране уже решится, все будет хорошо. Был шок, когда рейс трижды переносили и говорили: «В Донецке война»… Мы прилетели из Кемера в Запорожье, а оттуда трансфером добрались в Луганскую область. Я помню момент: едем в автобусе, огромные бочки, в них горит огонь, солдаты, БТРы, блок-посты. «Мама, это война?», – спрашивал у меня сын. «Нет, сынок, войны не будет», – успокаивала его я. И сама верила, что это так».
Вика показывает фотографии сегодняшнего Первомайска в смартфоне – разрушенные дома, высотки без крыши, сгоревшие квартиры, куда попали снаряды: «Есть ли нам куда вернуться? Мне, можно сказать, повезло – в моей квартире уцелели стены и кое-что из обстановки. А у одноклассницы сына от дома остались всего две стены. У нас стреляли из города, соответственно, стреляли и в ответ, и ни одна из сторон не считалась с тем, что в Первомайске живут мирные люди. В нашем доме в соседнем подъезде двое жителей сгорели заживо. Мамину соседку разорвало снарядом возле подъезда, как и моего соседа-инвалида. В начале войны люди хоронили погибших прямо во дворах».

Единая страна

Недавно, после 8 Марта, Виктория ездила домой: в Первомайске остался ее отец, ухаживать за стариками-родителями. Доехала до границы подконтрольной Украине территории, а потом по серой зоне пешком шла домой. «С той стороны города побольше более-менее снабжаются. А в маленьких городах люди живут, как получается, нет продуктов, одежды, – делится впечатлениями Вика. – Это линия фронта, туда гуманитарка не доходит. На самом деле человеку нужно немного – но это понимание приходит, когда тебя коснется беда. У кого не пропало добро, говорят: у нас столько одежды – еще носить и носить. Шикарным подарком считается бутылка шампуня».
А в 2014-м, когда боевые действия только начинались, Виктория с соседями жили в подвале под их подъездом. Из межкомнатных дверей сделали нары, поставили буржуйку: «Так жили тогда все. Наш дом был в боевой точке, там вели обстрел три миномета, стреляли и по нам – как в квадрат на погашение огня противника. Это война, где гибнет гораздо больше мирных жителей, чем военных. Было приятно, когда звонили друзья и говорили, что молятся за нас, чтобы мы выжили – у меня оказалось намного больше людей, которые за меня переживают, чем я думала.
Потом мы жили у друзей, в подвале их двухэтажного дома. Через месяц поняли, что боевые действия быстро не закончатся, а запас продуктов таял, у ребенка начались сильные аллергические отеки. И мы с мамой и племянницей-третьеклассницей решили уехать.
Мы думали: в Украине все знают, как нам тяжело, видели, какие у нас обстрелы, как мы сидим в подвалах без воды и без света. 17 километров пешком мы шли из города – никто не вывозил людей, только таксисты за 300 долларов. Колонна беженцев с пожитками, с домашними животными, голодные собачьи морды, тыкающиеся в ноги. Я с собой взяла, в основном, вещи ребенка. Для себя – только самое необходимое, потому что знала: моя прежняя жизнь закончилась там, в подвале. Придет другая жизнь, и мне нужно будет по-другому жить, по-другому работать. И я не буду никому нужна в своей красивой шубе. Мне нужен будет пуховик, нужно искать не ту работу, которую я хочу или заслуживаю, а ту, на которую меня возьмут. За три тысячи гривен мы доехали из Северодонецка до Харькова, где живет мамина подруга. В ее двухкомнатной квартире жили беженцы из Алмазной и Стаханова. В тесноте, да не в обиде. Ты выглядываешь в окно и видишь окна – со шторками, с цветочками, в них горит свет. И ты плачешь. Потому что ты помнишь свои окна, где нет шторок, цветочков, вспоминаешь общую картину родного города. Ты не можешь ходить на праздники, не можешь веселиться, – тебе стыдно, твоим друзьям и родным в родном городе нечего есть, как ты будешь веселиться и танцевать?
Я пыталась найти работу в Харькове, но тогда была огромная волна беженцев, и это было нереально. Понимала, что нужно двигаться дальше. Попыталась вернуться в соседнее с Первомайском село, где есть огород, школа. Подруга помогла привести в порядок пустой домик. И мы два осенних месяца прожили там, топили печь. К нам приезжали коллеги и знакомые, привозили продукты и вещи. Частный предприниматель из Первомайска раздавал гуманитарную помощь. Но когда в наш огород стали прилетать снаряды из Первомайска, мы решили снова уезжать. Сестра моего бывшего мужа пригласила в Александрию, сняла нам квартиру».

Новая жизнь

В Александрии Вика стала активно искать работу. Была Ангелом в акции «Подарок Ангела», организованной РВД. Работала в сети магазинов «Коллинз». «Там очень хороший коллектив, мы до сих пор дружим. Никогда не забуду, как девочки поздравили меня с Новым годом, подарили подарки, всякие вкусности, даже клубничное варенье. Это было очень трогательно», – улыбается она. А потом Вика прошла обучение у александрийского стилиста-парикмахера Алены Мохиной в парикмахерской «Идеал» в гостинице «Дружба» и устроилась работать в салон «Для тебя». Она – мастер-универсал, делает модные стрижки, укладки, окрашивание волос, вечерние прически, мейк-ап. Прошла мастер-класс у французского стилиста Макса Дюбуа. Защитила бизнес-план по программе поддержки вынужденных переселенцев из зоны АТО с целью содействия их самозанятости при поддержке Международной организации по миграции (МОМ) за деньги правительства Канады и получила набор фирменных инструментов и косметики. Вика работает ежедневно, кроме воскресенья, с 9.00 до 16.00. «Работа мне очень нравится, чувствую, что на своем месте, что нашла себя, – говорит она. – Моей маме повезло гораздо меньше – ей пришлось рассчитаться с любимой работы – с должности начальника отдела в налоговой инспекции в Попасной. Ей оставалось два года до пенсии».


Викин сын Тимур учится в школе №15, занимается спортом. У него много друзей, хорошая классная руководительница. А племянница Диана Фонта, которая училась в Первомайске на русском языке, в Александрии в прошлом году победила в городском этапе конкурса знатоков украинского языка имени Петра Яцыка.
И все было бы хорошо, но у Вики тяжело заболел отец, который всю жизнь проработал на шахте. У него онкология, и он сейчас лечится в отделении лучевой терапии. Когда папа заболел, Вика стала звонить во все фонды и организации, помогающие людям на оккупированных территориях, включая фонд Ахметова. Но никто не откликнулся и не помог.
«Выпали нам такие испытания – мы должны с честью через них пройти и не сломаться, –  считает Виктория. – Чему меня научили перемены в жизни? Возможно, раньше я была не столь терпима к людям, в чем-то была эгоистична. Война нас очень сплотила – и знакомых, и близких. Ты уже не думаешь о себе, поступаешь исходя из того, как лучше поступить, чтобы было хорошо всем. Самое главное – научиться прощать, не держать обиду. Очень хочу, чтобы война скорее закончилась. Скучаю по мирной жизни, по общению с соседями, друзьями. Я поняла, что мне нужно не так уж и много, свои вещи, которые остались в Первомайске, планирую раздать нуждающимся. Продала свои украшения и купила ножницы, которые нужны для работы. Уже два года мы живем в Александрии. Мы все живы, у нас есть работа, крыша над головой. Но в следующий мой День рождения я хочу, чтобы все мои друзья, родные и близкие собрались в нашем родном городе в моей квартире за моим столом, и чтобы они все были живы и здоровы. Это моя самая большая мечта. Мы даже сами не осознавали, как хорошо жили. Сейчас в Первомайске уже нет массированных обстрелов из тяжелой артиллерии. Мои подруги, у которых не осталось ни средств, ни сил снимать квартиры в чужих городах, стали возвращаться домой: «Будь как будет». Они присылают мне фото: «Я пью из своей чашки, ем из своей тарелки», и я по-доброму завидую им. Я пока не могу вернуться. У меня сын заканчивает 9 класс, нужно думать о его будущем».

Елена Карпачева

Один комментарий

  • Товарищ пишет:

    «…Мы даже сами не осознавали, как хорошо жили…»

    Как все в этом мире относительно. А ведь многие наши ура-патриоты рвали горло доказывая, что украинская армия не стреляет по населенным пунктам, что «там» остались одни «сепары».

    И ведь до сих пор большинство жителей Украины, на территориях не затронутых боевыми действиями, не задумывается как живут люди «там», по обе стороны войны, в приграничных поселках, городках….

    Мне нравится! Thumb up +1

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11