Фев
25

     Большую часть площади торгового центра «Шахтер» на проспекте Соборном, 79 сейчас занимает секонд-хенд. В нем всегда полно народа. Так было все 48 лет с того времени, как «Шахтер» начал свою работу. Только раньше это был гастроном, один из крупнейших в Александрии. И многие вспоминают его именно в том качестве: «Когда-то хороший гастроном был. Я в детстве со двора хлеб с машины покупал», «О, я тоже обожала этот магазин. Жила в пятиэтажке, на первом этаже которой он работал, постоянно ходила сюда за покупками и знала всех продавцов, ну и они меня. Самое сильное воспоминание – это когда деньги есть только на четвертинку хлеба… И продавец совершенно не возмущается, а отрезает эту 1/4 от «кирпичика» и берет мои копеечки за него. Так было не раз. А теперь я представляю нынешние магазины и продавщиц, у которых кто-то попросил бы отрезать четвертинку хлеба»…

   О славном прошлом гастронома «Шахтер» рассказала его бывшая сотрудница Лидия Павличенко. Магазин был открыт в апреле 1969-го. Лидия Андреевна устроилась сюда в сентябре того же года. 20-летняя выпускница Могилев-Подольского техникума советской торговли уже отработала по направлению два года в Светловодске. В Александрию приехала, выйдя замуж. Начинала работать продавцом, затем стала старшим продавцом, а в 1974-ом – заместителем директора.

   Трудовой коллектив нового гастронома состоял из выпускников ПТУ №13. Молодые девчонки Валя Зимуляева, Мотя Загорулько, Валя Роженцева, Рая Шатайло, Шура Носкова, Лида Шандра – все учились в одной группе и вместе трудоустроились. Первым директором «Шахтера» был мудрый Иван Афанасьевич Рыбалко, которого все любили, его заместителем – Н. С. Дудник, старшим продавцом Н.С.Емелина. Они стали хорошими наставниками молодому коллективу. Девочки были неопытными, но очень старательными, дружными. «Шахтер» находился в ведомстве ОРСа, который тогда возглавлял И.А.Дудник (ОРС – отдел рабочего снабжения, организации (предприятия) государственной розничной торговли в СССР).

   В просторном гастрономе работало много отделов – мясной, овощной, гастрономия, соки (в этот отдел была подведена вода для мытья стаканов), кондитерский, бакалея, хлебный, молочный, отдел обслуживания инвалидов ВОв. В подсобных помещениях – моечная, санузел, молочная камера, а также кабинеты администрации, раздевалка и душ для коллектива. «Санстанция не разрешила бы открыть магазин, если бы в нем не было холодной и горячей воды», – говорит Лидия Андреевна. В распоряжении гастронома был весь подвал под пятиэтажкой. Там, где сейчас магазин «Табачок», раньше принимали посуду. Выгрузка товара шла в подвале, работал грузовой лифт. Продавцы заходили в гастроном со стороны двора. Весь магазин был под сигнализацией. Санстанция приходила с проверками без предупреждения. Могли прийти через день – брать смывы инвентаря и рук продавцов. Каждые три месяца продавцы проходили медко- миссию. А руки во время работы обрабатывали 0,2% хлорным раствором.

   «Сейчас, когда смотрю на нынешнюю организацию торговли, у меня болит душа, – сокрушается Л.Павличенко. – Как можно в магазине продтоваров продавать моющие средства? Не соблюдаются нормы товарного соседства, наверное, все уже и забыли, что это такое. Кто дает разрешение на открытие таких магазинов, где рядом с бытовой химией лежат свежее мясо и влаговпитывающее печенье с конфетами, а хлеб продается в одном отделе с рыбой, яйцами, сахаром, колбасой и овощами? Все взвешивается на одних весах, продавец берет руками яйца, а потом буханку хлеба… Какая разница – частная собственность или государственная? Правила торговли никто не отменял. Мне кажется, что ни хозяева магазинов, ни продавцы не слышали о товароведении продовольственной группы. А ведь от этого зависит здоровье людей. Макароны и сахар насыпаются одним совком, все смешивается, в сахаре рис, вермишель и мука. Посмотрите, как сейчас продается колбаса в магазинах! С нее не снимается веревка, не отрезаются скобы. А все это должно отрезаться, взвешиваться и списываться. Витрины предназначены для того, чтобы покупатель мог видеть ассортимент и цену товара. Но не для хранения продуктов, которые должны сохраняться в холодильниках с соблюдением температурного режима. Сейчас норм хранения продуктов никто не придерживается. Хотя ассортимент продуктов большой, но их качество оставляет желать лучшего. А вот что мне нравится сейчас – так это расфасовка весового товара. Раньше сыпучие продукты привозили в мешках – сахар по 50 кг, крупы – 70, мука – 50-70, импортный рис – 99 килограммов. На гастроном – один грузчик, поэтому зачастую мешки таскали сами продавцы»…

   Сделанные по современным технологиям продукты могут храниться месяцами. А в советское время срок реализации вареной колбасы был 72 часа, кровяной – 12. Не успели продать – ваши проблемы, хоть сами ешьте, но в продажу пускать нельзя. Для отдельных продуктов были разные ножи с маркировкой «колбаса», «сыр», «масло», отдельные доски для нарезки.

    Наплыв покупателей был большой, и выручка от товарооборота в «Шахтере» была от 120 до 200 тысяч в месяц. И это при ценах, когда буханка хлеба стоила 16 копеек, килограмм масла 3.40, банка сгущенки – 55 копеек, килограмм гречки – 52 копейки, вермишели – от 52 до 32 копеек (в зависимости от сорта), свиные ноги – 50 копеек, говяжьи – 25 копеек, свинина – 1.80, говядина – 1.90, коробка конфет «Метеорит» – 3.05 (их никто не брал, и в них быстро заводились черви – из-за натуральных ингредиентов и грецких орехов).

    Магазин работал с 8.00 до 21.00. Продавцы приходили на 7.30 и уходили в 21.30 (после работы сводили кассу, мыли инвентарь, столы и прилавки, обрабатывали уксусом хлебные лотки). В 7.30 на эстакаде уже стояли бидоны с молоком и сметаной. На них лежали накладные – это все на улице, и никто не крал! Сейчас и алюминиевый бидон нельзя оставить. На витринах в молочном отделе выкладывалась бутафория, а на прилавках – выложенные горками сгущенное молоко, кофе и какао, брикетики кофе и какао с сахаром (их покупали, чтобы грызть просто так, такие они были вкусные).

    «Наша цель была – бесперебойно обеспечить покупателей товаром, особенно – повседневного спроса (хлеб, сахар, соль, спички, мясо) – вспоминает Лидия Андреевна. – Неправда, что продукция наших пищевых предприятий отправлялась только в Киев и Москву. Практически весь ее ассортимент был и в наших магазинах. Да, суджук и сырокопченые колбасы в свободной продаже бывали редко, на магазин выделялось килограммов 10. А вареная, полукопченая и другие колбасы продавались свободно. Как и мясо, которое замороженными тушами привозили из Александрийского мясокомбината. Конечно, продавцы брали мясо и себе – а кто бы не взял?». Работники объединения «Александрияуголь», бывало, обвиняли продавцов – мол, тянете себе. «Они получают 70 рублей и покупают мясо по рубль восемьдесят, а вы получаете 400 – можете себе позволить купить на рынке по три пятьдесят», – отвечала им на это Лидия Андреевна.

   Хлебобулочные изделия поставлялись из Александрийского хлебозавода. Горячий хлеб не продавали – нельзя. Его брали на выдержку, взвешивали: если в буханке было меньше 800 граммов, звонили на хлебозавод, выясняли, в чем дело. Хлеб быстро меняли – чтобы, не дай Бог, не составили акт. В «Шахтере» был представлен ассортимент товаров местных производителей – молокозавода, пивзавода, мя- сокомбината, заводов продтоваров (александрийского и новопражского), коптильного цеха (вот сколько предприятий только пищевой сферы было когда-то в нашем городе). За продуктами ездили на ОРСовскую базу.

    Нехватка продуктов, по словам Л.Павличенко, началась в середине 80-х: «Все уже шло к развалу, и это точно была политика. Такое ощущение, что уровень жизни искусственно снижался, чтобы среди людей росло недовольство строем. Не может такого быть, чтобы было все нормально, а потом резко ухудшилось – ведь полей, ферм и заводов с фабриками меньше не стало, а люди продолжали работать»…

   Численность коллектива в лучшие времена доходила до 45 человек. Текучки не было, хотя работали тяжело. Рабочая смена – 7 часов, два человека на отделе. График работы – с 14.00, назавтра весь день и на следующий день с утра. Потом заступает напарница. Зарплата – 70-90 рублей. За переработку – отгулы, отпуск – 18 рабочих дней. Иногда ОРС давал путевки на отдых.

    С теплом вспоминает Лидия Андреевна директора гастронома Катю Павловну Щербину, которая пришла на место И.А.Рыбалко, продавцов Л.Ф.Стародубову, О.М.Николенко, Л.Н.Островскую, Т.Гладкую, А.Юстус, Н.Анепкину, И.Гвоздецкую, С.Котлярову, Е.Султан, мужчин, работавших в мясном отделе – В.Письмиченко и А.Зекова, рабочую М.Кочуру и других. Из коллектива «Шахтера» вышли руководители – директор гастронома №1 (около музыкальной школы) Л.Е.Саламатина, директор «Универсама» на 6-го Декабря В.Гавшина, директор магазина №57 на улице Калинина А.Носкова.

    «Наши продавцы всегда были аккуратными и ухоженными, в чистых халатах, накрахмаленных колпачках. Торговать можно было только с подобранными волосами, коротко остриженными ногтями. Мы следили за тем, чтобы девчата не стояли на бетонном полу – только на досках или стеллажах, – делится воспоминаниями женщина. – Каждый месяц в «Шахтере» проходила «Школа торгового мастерства», на которой продавцов учили тонкостям профессии. Например, как правильно нарезать колбасу».

   Сейчас в магазинах изобилие, которое советским людям и не снилось. Но все равно люди старшего и среднего поколения тоскуют по былому качеству. Что исчезло с прилавков с распадом СССР? Макаронные изделия яичные, высшего, первого и второго сорта – сейчас этого нет. Кукурузное и рисовое саго (многие о таком даже не слышали). Кисель в пачках, кофе с сахаром и молоком в брикетах, молочные коктейли, разливные натуральные соки (к томатному полагалась бесплатная соль, которую мешали алюминиевой ложечкой) – это так, навскидку. А вообще вспоминать можно долго.

   Лидия Павличенко ушла из торговли в 1997 году. Рассчиталась и еще какое-то время работала в частном магазине. А «Шахтер» уже пришел в упадок, за него велись споры между желающими выкупить помещения. «Я пять лет не ходила той стороной проспекта – не могла, мучила ностальгия. Сейчас, если захожу в секонд-хенд «Эконом-класс», то только чтобы побыть в родных стенах, где прошло 28 лет жизни. Жаль, что помещение используется не по назначению. Былые гиганты торговли – «Шахтер», «Новосел», Центральный, гастроном №1 уже распроданы, а вместо них открыли по всему городу маленькие продуктовые коморки, в которых не развернуться», – говорит Лидия Андреевна.

Елена Карпачева

Один комментарий

  • Товарищ пишет:

    Статья понравилась.
    Без политики, с легкой ностальгией. И ведь все написанное ПРАВДА, сам был всему этому свидетель.
    Особо тронуло «…. в советское время срок реализации вареной колбасы был 72 часа, кровяной – 12….».
    А сейчас напичкали консервантами, по месяцу колбаса лежит. И мы ЭТО едим…

    Мне нравится! Thumb up +3

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11