Сен
6

     После общения с такими людьми становится светлее на душе. И верится, что все проблемы можно решить легко и непринужденно, и хочется делиться добротой со всем миром, и появляется уверенность, что и в твоей жизни, в твоей семье все будет хорошо. Потому что все зависит… Впрочем, от чего зависит – читайте дальше и решайте сами.

   Пастора евангельской церкви «Ковчег спасения» Александра Лысова я знаю уже лет 15. О его жизни можно написать сценарий для увлекательного фильма, который непременно получил бы «Оскар». Но сегодня речь о его большой семье. Еще в прошлом году Лысовых было четверо: Александр, его жена Елена и двое детей: 13-летняя Кристина и 8-летний Марк. А потом они, активно пропагандируя семейные ценности, решили взять в семью приемного ребенка. Но так вышло, что взяли сразу четверых – все они братья и сестры, и по закону их нельзя брать по отдельности. Дети находились в детском доме «Перлинка» в Войновке. Насте 8 лет, Назару – 6, Жене – 5 и Лизе – три года. Отцы у деток разные, а мать лишена родительских прав. Лысовы готовились к такому серьезному шагу – собрали все необходимые документы, прошли обучение в Кропивницком, их жилищные условия проверяла специальная комиссия. Сначала взяли всех четверых к себе домой на неделю, чтобы посмотреть, как они будут ладить с родными детьми. Кристина с Марком оказались мудрыми, и на семейном совете решили: берем. Так в декабре прошлого года семья пополнилась сразу четырьмя маленькими детьми со сложной судьбой.

    Конечно, в первое время всем было непросто. Были и проявления ревности, и притирка характеров, сказывалось полное отсутствие навыков самообслуживания и какого бы то ни было воспитания у малышей. Приемные дети росли в ужасных условиях, что не могло на них не отразиться. Это были четыре маленьких Маугли, и все нуждаются в заботе, внимании, любви, ну и во всем остальном, что могут и должны дать родители. Дети не знали, что еда бывает разнообразной, для них хлеб с маслом был как торт – праздничная еда, а молоко – вообще счастье. Александр с Еленой просили их попробовать новые для них продукты. Обучение и воспитание нужно было начинать с нуля: дети не знали, сколько им лет, не различали цветов, плохо говорили, не понимали, что нужно умываться, чистить зубы, переодеваться, что нельзя воровать, нужно спрашивать разрешения и говорить «спасибо». Женя всего боялся, плакал, рассказывал, как мама его порезала и показывал шрамы на груди. Другие дети это все видели и тоже рассказывали, как мать их била, заставляла воровать. Прошло время, прежде чем они привыкли, что в новой семье нет пьянок-гулянок, никто их не собирается обижать и наказывать, и можно спасть спокойно. По ночам постоянно звали новых маму и папу, боялись, что их отдадут назад к матери или в детский дом. Заглядывали в глаза и по несколько раз в день спрашивали: «Вы не забыли, что взяли нас навсегда?».
Помимо того, что добавилось домашних хлопот, Лысовым нужно находить душевные силы, чтобы распределить между всеми детьми ласку, любовь и заботу. Приемные дети требуют их вдвойне, поскольку раньше такого вообще не видели. А тут появились мама и папа, и каждому хотелось, чтобы они были именно с ним. Саше с Леной тоже пришлось ко многому привыкать – к бессонным ночам, бесконечным детским болезням, к новым заботам.
У Насти проблемы с речью, она очень плохо говорит, хотя учится вместе с Марком – оба перешли во второй класс. Она занимается с репетиторами, и только сейчас выучила буквы и цифры – до десяти. У девочки развитие трехлетнего ребенка, плохая память, и врачи не знают – это врожденное или последствия побоев. Приходится многое наверстывать в обучении, и Лысовы очень благодарны педагогам школы №10 и особенно учительнице Светлане Анатольевне за то, что пошли навстречу, взяли Настю в обычный класс, занимаются с ней индивидуально. И Настя очень старается. Младшие приемные детки ходят в детский сад. Назар – в старшую группу, он любит складывать конструктор «Лего». Женя с Лизой еще маленькие, Лиза самая подвижная, боевая. Проявления прошлого дают о себе знать: Женя поначалу накрывался одеялом с головой, боялся приемного папу, Назар до сих пор спит в памперсе. Они учились выживать. Могут украсть, добыть себе еды, но не умеют элементарных вещей, как обычные дети в их возрасте. До этого раньше никогда не праздновали дней рождения, и им было непонятно, почему подарок дарят кому-то одному. Радуются простым прогулкам с родителями, а уж аттракционы для них – вообще настоящий праздник.
За девять месяцев в новой семье детки стали выглядеть домашними. Парикмахер говорит, у них даже волосы поменялись. Раньше коротко стриженные из-за вшей девочки сейчас отращивают косы – как у сестрички Кристины. О своей биологической маме они не вспоминают. Уже привыкли друг к другу и скучают. Летом трое старших деток ездили на море по путевкам. Малыши звонили им, даже плакали. У каждого ребенка в семье есть своя территория. В детских домах дети очень страдают от того, что у них все общее, хочется иметь свои, личные вещи. Лысовы тоже столкнулись с этой проблемой. Стали дарить каждому вещи и игрушки, они лежат на отдельных полках и в ящиках. Учат, чтобы ничего не брали даже друг у друга без разрешения, потому что поначалу из гостей приносили чужие игрушки. Приходилось отводить их назад – чтобы отдали и попросили прощения. Приемные дети открывают мир заново.
На вопрос, почему решили создать приемную семью, Александр и Елена отвечают: «Это было у нас в сердце. Хотелось кому-то помочь. В Библии написано, что благочестие, которым живут христиане – это внимание к слабым и незащищенным. «Введи сироту в дом свой», сказано в Писании. Бог не хочет, чтобы дети были брошены. У нас в церкви есть люди, которые долгое время не имеют своих детей. И мы хотим быть для них примером. Многие боятся неизвестности, наследственности у детей, но нас это не испугало. Мы молимся и верим, что все будет хорошо. И видим реальные изменения к лучшему. У нас много друзей по всей Украине, которые берут социальных сирот в свои семьи.   Например, пастор из Мариуполя Геннадий Мохненко – у него 32 приемных ребенка. Дети вырастают и становятся успешными людьми. А насчет генов и наследственности – даже в благополучных семьях, к сожалению, бывает всякое. Достаточно посмотреть на поведение некоторых детей известных политиков. Детский дом не показывает модели семьи. Мы хотим, чтобы у этих детей сложилась жизнь, были полноценные семьи. Когда ребенок выходит из детского дома в 18 лет, он остается один, не умеет строить отношений. Мы взяли их не до 18 лет, будем помогать, сколько хватит сил, чтобы они знали, что им всегда есть куда прийти».
Обычный день в семье Лысовых проходит так: у мамы с папой подъем в шесть утра, помолились, выпили кофе, обсудили планы, мама готовит завтрак и тормозки детям. Потом нужно собрать детей в школу и садик – почистить зубы, накормить, сделать прически. Старшая Кристина учится в гимназии и сама ездит автобусом в школу. Других детей отвозят на машине. Пока дети в школе и в садике, мама хлопочет по хозяйству (стирка, уборка, консервация), потом – уроки, занятия с репетиторами и логопедом, кружки. Кристина и Марк учатся в музыкальной школе. В выходные собираются за столом всей семьей, играют, вывозят детей в город на прогулки. По вечерам вместе читают. Много времени занимает вечернее купание. Для себя у молодых родителей времени практически не остается. Вдвоем могут выбраться вечером на полчаса в магазин за мороженым. Но говорят, что стали больше ценить друг друга – трудности укрепили и сплотили семью.
Приемная семья – это круглосуточная тяжелая работа. Но Александр и Елена оба очень спокойные, умиротворенные: «Молимся, просим у Бога мудрости и сил. Бывает разное: усталость, сил нет, все достало. Но мы помогаем друг другу. Кроме того, нас поддерживают родные и близкие, помогает психолог из городского Центра социальных служб». «Мне всегда хотелось большую семью. Я устаю, но на душе у меня радостно – я вкладываю силы в детей, в семью, сейчас полноценная семья редкость», – делится Елена. В семье родителей она старшая из троих детей. Отец погиб, когда Лене было 16, и она помогала маме, для нее присмотр за детьми не в новинку. Кроме того, 10 лет Елена работала в детском доме «Перлинка». Стаж за работу маме-воспитательнице не идет. Лысовы получают выплаты на содержание приемных детей, им дали субсидию. Но четверо приемных пользуются льготами, а родные – нет, и Настя не понимает, почему ей дают в школе булочку бес-платно, а Марк должен ее купить. Хорошо, что Красный Крест на Рождество дал подарки всем шестерым детям, а не только приемным. Сами родители детей не делят, покупают все для всех. Мама старается побаловать деток чем-то вкусненьким, часто на столе бывает выпечка. Дети помогают по мере сил, приучаются к труду.
«Многие говорят: «Мы бы так не смогли. Как это так – обделять своего ребенка и отдавать чужому?» – рассказывают Лысовы. – Мы своим примером учим детей отдавать, делиться, учим милосердию и человечности. Семья, даже приемная – лучше, чем самый хороший детский дом. Мы призываем других не бояться и брать обделенных любовью детей в свои семьи. Сердце щемит, когда видишь, как они счастливы, ведь их жалко – хлебнули столько горя. А сейчас сто раз скажут, что любят тебя, говорят комплименты, носят цветы. Когда все вместе идем на праздник – всех нарядим, все красивые, и нам приятно. Научиться жить ради другого – тяжелый труд. Но мы не жалеем. Со стороны говорят, что дети на нас похожи. И мы действительно стали семьей. Все получили то, о чем мечтали».

Ярослава Волошко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11