6.06
2018

    Игорь Широкун почти десять лет проработал журналистом в «Олександріському тижні», затем 15 лет – в медиагруппе «Автоцентр», объездил с командировками всю Украину и полмира. Сейчас он редактор автомобильного отдела телеканала «24». Но все александрийские журналисты считают его своим и гордятся дружбой с ним. Для нас он был и остается лучшим.


   Может, кто и не знает, но до того, как стать журналистом, Игорь по настоянию родителей получил специальность техника-электрика в Александрийском индустриальном техникуме, работал на «ЭТАЛе» в цехах и в СКБ. «Образование классное, до сих пор пользуюсь этими знаниями, – признается он. – Благодаря им, с немецкими, корейскими, американскими инженерами я общаюсь «на одном языке». Новые технологии, которые применяются в современном автомобилестроении, мне понятны до мельчайших деталей, и все благодаря нашему техникуму». Во время срочной службы в армии оказалось, что Игорь – один из немногих с образованием выше среднего, и ему доверили выпускать боевые листки. Это было интересно и не так утомительно, как копать траншеи, к тому же, войдя во вкус, он понял, что ему нравится и хорошо получается выделять главное и излагать информацию. Тогда же Игорь начал писать заметки в газету Прикарпатского военного округа. И решил: нужно учиться дальше. Во время поощрительного отпуска на родину набрал книг и стал параллельно со службой готовиться к поступлению. С первого раза поступить не получилось – недостаточно знал украинский. Пришлось начать с подготовительного отделения. Вместе с Игорем на одном курсе журфака КГУ им.Т.Шевченко учились известные сегодня журналисты – Константин Стогний, Анна Безлюдная (генеральный продюсер телеканала «Интер»), а украинский язык преподавал профессор Александр Пономарив.

   В Киеве, еще будучи студентом, Широкун работал в газете «Дзвони Чорнобиля», но после рождения сына в 1992 году нашел работу в Александрии – корреспондентом многотиражки ГХК «Александрияуголь» «Трибуна шахтаря». Это был суровый опыт и настоящая школа журналистики – на сбор материала для одной статьи уходил минимум день: пойти (например, пешком по глубокому снегу на РЭУ), поговорить, узнать, написать. Тяжело, но зато все материалы авторские, уникальные. Потом были редакции городского радио и газеты «Олександрійський тиждень», сотрудничество со всеукраинскими изданиями «Голос Донбасса» и «Голос Украины», а в 2003-м Игорь уехал в Киев. Почему там изначально не остался? «Минус советского образования – никто не учил делать карьеру. Все происходило как-то спонтанно и случайно», – говорит он.

   Накануне Дня журналиста мы говорим с Игорем о настоящем и будущем нашей нескучной профессии.

   – Игорь, как менялись со временем стандарты журналистики?

  – За последние пять лет изменились кардинально. Объективно изменилась сама жизнь – она оцифровалась, информационное пространство завоевал интернет. Плюс на журналистику еще более серьезно повлияла общественно-политическая ситуация в стране – и к сожалению, она стала инструментом оболванивания народа. Что же касается объективных факторов, журналистика стала более конкретной, материалы – сжатыми, короткими, без лирики и романтических заголовков. Интернет стал благом для потребителя – появился быстрый и легкий доступ до любой информации, а на журналистов возложил серьезную ответственность, потому что появилась возможность комментировать статьи. Даже если редакция отключает комментарии, можно поставить ссылку на материал на свою страницу в соцсети и высказать о нем и о журналисте, его написавшем, все, что думаешь.

   – С другой стороны, нужно же узнать мнение читателей по поводу публикации.

  – Поэтому половина материалов в сети не подписывается. И это плохо, снимает ответственность. Сайт (электронное СМИ) практически ни за что не отвечает, и автор тем более не отвечает – его нет. Большинство современных журналистов не пишут настоящих серьезных материалов. Они никуда не ходят и даже не звонят, их задача – найти в интернете новость на определенную тему и быстрее других выставить ее на свой сайт, в лучшем случае изменив заголовок и дав ссылку на первоисточник. Это чисто техническая работа, даже глубокое знание языка не требуется.

   – А как же авторские материалы?

  – Людям, которые управляют обществом, они не нужны. Они подсовывают нужные новости информационным агентствам и соцсетям, доносят информацию через «говорящие головы» – советников, спикеров и пресс-атташе. И никто не додумается проверить ее достоверность. Вот, вроде бы мелочный, но показательный пример: я недавно готовил материал об автомобильной аптечке – что Минздрав готовит новые рекомендации по содержанию аптечек в автомобилях. Представители МОЗ начали рассказывать о том, что эти аптечки составлены еще по советским стандартам и никуда не годятся. На самом деле, после «совка» они менялись уже трижды: в 1998, 2000 и 2013 годах, причем на уровне ГОСТа. Они давно уже такие, какими их хочет видеть Минздрав – и со жгутами, и с кровоостанавливающими, и без таблеток. Тем не менее, озвученную не пойми кем информацию повторили на множестве сайтов и телеканалов. И никто из журналистов не заглянул в архив новостей, и даже не спросил у редакционного водителя – просто дружно повторили, что «совковая» аптечка – фуфло и не менялась с прошлого века. А миллионы читателей восприняли эту информацию и поверили ей. И в интернете большая часть новостей написана именно таким образом, без углубления в тему.

   К счастью, есть еще читающие люди и издательства, которые держат марку. Большинство из них – те, что считаются оппозиционными, они боятся судов, их постоянно пикетируют, поэтому им приходится писать серьезные обоснованные материалы с приведением мнения экспертов и разными точками зрения на проблему. Это же относится и к местным газетам – им читатели верят больше. За рубежом реклама и публикации в местной прессе стоят очень дорого – именно из-за авторитетности этих изданий.

   – В интернет-изданиях работать проще?

  – Зависит от ответственности каждого журналиста и редактора. Плюс добавляются технические хлопоты – нужно самому выставить в интернет свои материалы и фото. Важно придумать удачный заголовок – и мало-мальски художественный, и технически выверенный. Журналист в интернете должен быть не столько творческим, как технологичным – владеть технологиями, чтобы именно его новость поисковые машины в интернет-браузерах находили быстрее всего. Но SEO-оптимизация – это уже технологии, а не журналистика.

    – Есть ли будущее у печатной прессы?

  – Есть. Печатная пресса есть во всем мире, и она авторитетна. Печатные издания должны использовать свои козыри, потому что в интернете информация часто очень сомнительна, аналитики мало – тут некому ее делать. И потом, взять в руки бумажную газету, пошуршать страницами утром за чашечкой кофе в свое удовольствие – очень весомый фактор. Лет 10-12 назад у издателей всего мира была паника – как жить дальше? Но потом все стабилизировалось. Печатной прессы стало меньше, но как и прежде, она продается в киосках, в отдельных магазинах, в торговых центрах, в аэропортах по всему миру. Правда, большая ее часть трансформируется в узкоспециализированную, где более эффективная реклама.

   Пресса сильно зависит от политики. Она никогда не была и не будет абсолютно независимой, это товар. Но в демократических странах она, будучи инструментом в руках политиков, все равно остается на службе общества, потому что между владельцами медиахолдингов есть конкуренция, каждый продвигает своего политика.

   – Как ты относишься к премиям в области журналистики?

  – Я считаю, для журналиста важнее работать в авторитетном, уважаемом издании и получать достойную зарплату, чем ждать, пока его заметят и погладят по головке те, кому он угодил. Но я понимаю, что в провинции нет возможности платить журналистам большие деньги, поэтому их стараются поощрить премиями – тоже вариант.

  – Базовые принципы журналистики остаются неизменными?

  – На журфаке у нас был предмет, которого я тогда не понимал, – журналистская этика. Понимание пришло с опытом. Со словом нужно обращаться очень аккуратно. Сейчас канонов этики почти не придерживаются. Я, например, телевидение не смотрю – там безосновательные обвинения, ярлыки, обзывательства, а человек не может ответить, потому что телеканал принадлежит олигарху или большому политику. В этом смысле стандарты потерялись. Есть то, что всегда интересует публику прежде всего – три «с»: смерть, страх, секс. Если твоя публикация содержит один из этих факторов, она вызовет интерес. Но сейчас даже эти три «с» заменены политикой и тарифами на коммуналку. Наши личные интересы стараются заменить своими. И такая информация востребована, в интернете она набирает много просмотров.

  – Что читаешь ты?

 – Областные и местные газеты. А в интернете – что подсунут телефон и компьютер по интересующим меня темам. Конечно, знаком со всеми источниками и, соответственно, понимаю достоверность каждого. Читателям хочу посоветовать фильтровать информацию, не верить всему, что навязывает информационное пространство и не принимать за чистую монету все, что исходит из неизвестных источников. Кто-то запустит фейк, и через полчаса он уже на всех сайтах. Нужно думать и проверять информацию.

  – Современный хороший журналист – это?…

 – Профессионал в поиске информации, мастерстве общения и написании текстов, свободно владеющий компьютерными технологиями. Нужно постоянно учиться, совершенствоваться и развиваться. Иначе будешь просто копирайтером и мастером перепостов.

   В завершение хочу сделать комплимент «Олександрійському тижню» – чтобы местная газета окупалась, чтобы к ней был интерес и читателя, и рекламодателя – это большая редкость в масштабах Украины. Во время поездок по стране я всегда покупаю местные газеты. Читаю, анализирую. И такого варианта, как «ОТ», чтобы было несколько полос авторских материалов, рекламы и объявлений – больше нигде нет. Так держать, коллеги!

Елена Карпачева

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11
Олександрійський тиждень

Олександрійський тиждень