27.08
2018

Судя по тому, как в редакции нашей газеты с жадностью расхватывают новоиспеченные объявления из рубрики «Требуются на работу», спрос на рабочие места не так уж мал. Просто под стенами редакции люди выстраиваются в тени каштанов и, вооружившись мобильным телефоном, тут же начинают звонить, чтобы ухватиться за вакантное место.


Продавцы, охранники, официанты, пекари, кладовщики, плиточники, водители, парикмахеры, разнорабочие, каменщики, кассиры и менеджеры – кажется, ну чего горевать-то? Иди работай! Или лень? А может, официальную высокую зарплату не хотите, чтоб субсидию на коммуналку от государства получить? Примерно такими вопросами задаются те, кто не искал работы и не знает реалий жизни.

Наталья, мать двоих дочерей детсадовского возраста: «За год я сменила четыре места работы. Нет, я не запойная, нормальная и старательная. По образованию – продавец. Умею общаться с людьми, у меня хорошее чувство юмора и меня практически невозможно вывести из равновесия. Но мне очень трудно было найти работу. Хотя нет, работу найти не сложно. Оплату хотя бы на уровне минималки – тяжело. Расскажу по порядку. Полгода я проработала в магазине комиссионных товаров. Моя заработная плата составляла полторы тысячи гривен плюс процент от продаж. Рабочий день – с 9.00 до 17.00. Продаж практически не было. В магазин редко заходили покупатели, поэтому сверху я получала 150-300 гривен. С двумя детьми одной на такие деньги прожить непросто, вот и ушла. В ломбарде мне рассказали о высокой заработной плате, бонусах и премиях, и я согласилась. График тот же. Но есть несколько «но». Я постоянно находилась под камерами видеонаблюдения и не могла покинуть офис больше, чем на 15 минут за смену. Я не могла поговорить с дочкой или воспитателем по телефону, ко мне никто не мог прийти из знакомых. Холодное лицо, официальный тон, никаких передачек и обедов, все, что передавалось из рук в руки в офисе – строго по работе. Пару месяцев я так выдержала, правда, было сложно. Но заработная плата и вправду радовала – выходило до 10 тысяч в месяц. Ушла, потому что было тяжело морально – я целыми днями выслушивала от клиентов истории об онкобольных родителях, детях и молодых женщинах, я смотрела в заплаканные глаза матерей, чьи сыновья были наркозависимыми, я слушала истории отчаявшихся жен, чьи мужья стали игроками покерных клубов, я видела, как люди приносят последнее, хватаясь за жизнь. После работы я забирала своих дочек из сада, они мне наперебой что-то рассказывали, а я не могла говорить. У меня просто пропадал дар речи, комок в горле не давал дышать. Я варила в голове все эти истории, услышанные за день, и часто не могла уснуть. Словом, циничным бесчувственным роботом я стать так и не смогла.

Из ломбарда я ушла работать в кафе. Собеседование прошла, мне рассказали о моих обязанностях. Все было отлично. Продать, налить, протереть стол, подбить кассу – и заработаешь сто гривен за смену. Но на деле оказалось немного иначе. К обязанностям добавились: уборка помещения, мытье окон и посуды, вынос мусора, уборка кабинета бухгалтера и так далее. Бывали случаи – я физически не успевала снять перчатки и кинуть тряпку, чтобы налить бокал пива клиенту. Ну, думала, ладно – буду стараться, заплатят больше. Но не тут то было. В день обещанной зарплаты звоню директору. «Не могу, – говорит, я в дороге», и бросает трубку. На следующий день телефон выключен. Через три дня приезжает и с порога: «Почему окна плохо помыты, стаканы не на месте, выручки мало – нужно стараться, чтоб клиенты больше пили…». Стояла, слушала, кивала, как школьница. «По хорошему, я должен бы выгнать тебя с треском, но поскольку я добрый, заплачу тебе вполовину меньше». Взяла я свои 700 гривен за отработанные 14 дней без выходных и до последнего клиента и ушла. И наконец, теперь у меня хорошая работа. Я продаю товары для животных. Все, как обещала хозяйка на собеседовании, – минимальная заработная плата плюс процент от продаж. В итоге я получаю 4 тысячи на руки в месяц с двумя выходными в неделю. Кстати, это первый работодатель, который обрадовался тому, что у меня есть дети – всех остальных дети не радовали, а некоторые отказывают сразу, потому по поводу детей девчонки, устраиваясь на работу, часто врут. Стоит отметить, что мой теперешний работодатель первый, кто устроил меня официально. Раньше никто даже и не предлагал. В Александрии вообще модно брать на работу неофициально».

Николай Петрович, 52 года: «Мне лично любая работа подошла бы, кроме тяжелого физического труда. Берешь объявления – вакансий сторожей, охранников много. А на деле – начинаешь звонить, а ответ один: «Берем на работу только до 45 лет, а то и до 40. Вот так было, когда я пришел устраиваться на склад. Нас в одно время пришло двое – я и мужчина 38 лет. Его взяли, мне отказали из-за возраста. В итоге он через неделю запил и не вышел на работу. А я, например, вообще не пью, но, старик, получается. Пробовал устраиваться на одно предприятие. Тоже сторожем, а на деле – разнорабочим со слежкой посредством видеокамер. Испытательный срок – месяц. График был гибким, рабочий день не полным. Но и обещали всего-то 500 гривен за этот испытательный месяц. По факту – отработал по совести, но ничего не заплатили. «Вы нам не подошли и точка». Сейчас Николай Петрович ищет работу. Прошел собеседование у одного работодателя. Сказали, позвонят. Вот только он уже сомневается. Дело в том, что сторож там должен и ворота открывать приезжающим каждые полчаса машинам, и автомобили мыть, и двор убирать, и траву косить, и дрова колоть, и топить печку зимой, и разгружать привезенный хозяином цемент за 100 гривен в сутки. То есть 24 рабочих часа. «Текучка у них, ребята приходят и уходят – не выдерживают нагрузки за гроши», – рассказывает мужчина. И не только он не может устроиться из-за почтенного возраста. Согласно проведенным нами опросам, в 50 вас не возьмут даже мыть полы в супермаркете. А вот у китайских работодателей наоборот – чем старше работник, тем лучше. Например, известная интернет-компания Alibaba объявила конкурс на должность двух научных сотрудников. Главным требованием к претендентам был именно почтенный возраст – от 60 лет. Но у нас все немного по-другому, потому некорректные параллели больше проводить не станем.

В Александрии самой востребованной на рынке труда является молодежь – от 18-ти до того момента, пока не завели семью и не родили детей. Это золотые работники. В секонд хендах и супермаркетах они работают с 7 утра и до 11 вечера. За ними наблюдают посредством камер видеонаблюдения. Физически здоровые, не обремененные тяготами жизни. На них пахать и пахать. И пашут. А по случаю беременности чаще всего увольняют, и очень большая редкость, когда по закону отправляют в декрет. Такие работницы получают от 4 до 7 тысяч, правда, если только всецело отдаются работе.

Кстати, мы не вспомнили об амбициозных молодых людях с высшим образованием и желанием работать по специальности. Но здесь, как говорится, и писать не о чем. Устроиться учителем, экономистом, бухгалтером без опыта работы – не так просто без связей и знакомств. Да и, устроившись бухгалтером в какую-то агрофирму на ставку, которая равняется минималке, автоматически станешь подсобным рабом по сапке буряков в поле. Да, у нас такое практикуют. Потому молодежь старается держаться подальше от родного города, цепляется за перспективы в мегаполисах. Профессию врача не вспоминаем нарочно. Их зарплаты пока совсем непривлекательны. Для примера: детский врач-стоматолог в государственной клинике получает 3100 на руки.

А пока работой перебирать не приходится: в стране в целом растет количество безработных, и чтобы не пополнить плотные ряды не трудоустроенных граждан, мы сознательно соглашаемся на неидеальные условия труда и урезанные права. Значит, проблема не только в стране, но, наверное, и в нас самих.

Кира Давыдова

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Олександрійський тиждень

Олександрійський тиждень