Авг
15

Почечные страдания

Рубрика: есть проблема. Автор: Админ

Когда общаешься с людьми, больными почечной недостаточностью, понимаешь, что многие наши мирские проблемы – ничто в сравнении с теми, с которыми живут «почечники». У них жизнь разделена на «до» и «после» диагноза. Заключение врачей о болезни почек – это как приговор. «Человек с хронической болезнью почек может прожить 20 лет. Из них 5-6 лет на так называемом перитонеальном диализе, который пациенты могут делать даже дома, ещё 5-6 лет гемодиализа в специальной клинике, затем пересадка почки – ещё 5-6 лет жизни и, наконец, повторная трансплантация», – заявил в интервью журналу «Фокус» Борис Шейман, главный токсиколог Минздрава Украины.

Есть ли жизнь после гемодиализа?

Человеческая почка – пока единственный внутренний орган, функции которого медики научились хоть в какой-то мере замещать, но человек, у которого он «отказал», становится навечно «привязанным» к аппарату искусственной почки. Можно еще собирать деньги на искусственную почку, как это сделали энтузиасты для александрийки Кати Пятаковой. Но собрать порядка 60 тыс. дол-ларов – это полдела, нужно еще найти донора. Катя ждет свою почку с января 2014 года, и когда появится донор – никто не знает. Поэтому два раза в неделю слепую девушку возят в Кировоград на процедуру гемодиализа.
– Пересадка почки – это рулетка, – говорит тетя Пятаковой, Ирина Дробот. – Кому как повезет. В клинике Минска, где мы стоим в очереди, один пациент получил почку через 11 дней, а другой ждет уже 15 лет. Теперь вся моя жизнь привязана к племяннице (отец Кати умер, а мама ее бросила. – Авт.). Я не могу найти работу, так как практически четыре дня в неделю уходит на больницу. Жить приходится на Катино пособие по инвалидности и мои 16 (!) гривен, положенные по уходу за нетрудоспособным инвалидом. Сама процедура гемодиализа длится четыре часа, но график составлен так, что мы вынуждены ночевать в больнице. Если бы кабинет гемодиализа был в Александрии, то и дедушка мог бы сводить Катю на процедуру, а я могла бы устроиться на работу.
О том, какие проблемы у александрийских «почечников», нам в красках рассказали Алла Карпенко и Татьяна Пивняк.
Карпенко четыре года стояла в очереди на процедуру гемодиализа. «С августа прошлого года я наконец-то попала в списки, и теперь раз в неделю езжу на процедуру гемодиализа в областную больницу, – говорит она. – Отделение переполнено, в ожидании процедуры и после нее приходится проводить в больнице по несколько часов. Для всех мест не хватает, и располагаться приходится по 3-5 человек на койку. Тяжелее тем, кому нужно добираться в областную больницу из сел района. С пересадками на одну поездку может уходить до суток. И так каждую неделю, в любое время года. Мы молимся, чтобы всегда благоприятствовала погода. Даже не представляю, что будет, если однажды заметет дорогу, и никаким транспортом нельзя будет добраться до отделения…
Но спасибо, что хоть так мы как-то обустроены, а ведь есть люди, которые вынуждены жить в больнице ради процедуры гемодиализа. Александрийка Татьяна Ж. 9 лет живет в областной больнице, и только раз в месяц может позволить себе съездить домой. Помимо того, что ей для выживания нужно проходить процедуру три раза в неделю, так она еще и инвалид-колясочник без ноги.
Также среди моих знакомых гемодиализников есть те, которые были вынуждены покупать жилье в других городах, чтобы быть поближе к центрам искусственных почек. Есть такие, которые, как говорится, по уши влезли в кредиты, чтобы оплачивать дорогостоящее лечение. Одна женщина продала квартиру и         уехала к сыну в Москву, другая продала жилье, чтобы оплачивать лечение в нашей областной больнице, третья ездит аж в Черкассы, пока в Кировограде подойдет ее очередь. А что делать — не у всех есть полторы-две тысячи гривен на каждую процедуру. Только за год, который я нахожусь на гемодиализе, в нашем отделении умерло порядка 10 человек, так и не дождавшись очереди на бесплатные процедуры».
– Я три года прохожу процедуру бесплатно, – говорит Пивняк, – а до этого год лечилась на платной основе. Это огромные деньги, которые у меня быстро закончились, и если бы вовремя не вмешалась первый заместитель городского головы Людмила Давиденко и не посодействовала переводу на бесплатное лечение, то, возможно, сегодня я с вами уже не разговаривала бы… Когда мне дали направление в областное отделение гемодиализа, я была 250-й в очереди. Через год была уже 116-й. Очередь рассасывается по разным причинам, но в основном, может быть, я скажу очень грубо, люди годами стоят в ней и ждут, когда кто-то умрет, чтобы освободилось место…
О том, что есть необходимость открыть в Александрии свое отделение гемодиализа, говорилось давно и неоднократно. Ближе всех к такому решению было областное руководство в 2014 году, когда председатель ОГА Андрей Николаенко говорил о таких планах и начале финансирования проекта, но позже он ушел с должности, а в стране стало не до больных почечников.

Официальные лица…

Что думают по этому поводу чиновники? Как рассказала начальник управления здравоохранения Александрийского горсовета Татьяна Темник, городскими властями вопрос предо-ставления гемодиализной помощи поднимается не впервые: «Подготовительная работа по этому вопросу проведена. Согласно соответствующим требованиям по созданию гемодиализных палат и отделений, в городской больнице №1 для этих целей подходит здание бывшего отделения урологии, но оно построено в 1905 году и не эксплуатировалось в течение 5 лет, поэтому ремонтные работы требуют значительных затрат. Нашими специалистами разработан «Проект плана размещения оборудования для гемодиализа и подведения коммуникаций в помещениях Александрийской городской больницы №1».
Расчеты, приведенные Кировоградской областной больницей за подписью заведующего отделением Агапеева, показывают, что затраты на 1 сеанс на 1 больного (без учета кислорода и воды, а ее нужно 500 литров на 1 сеанс) составляют 2232,84 грн.
Для создания центра требуется не просто капитальный ремонт помещений, а пол-ная реконструкция, включая отдельный подвод воды (наша водопроводная вода непригодна для использования в процедурах гемодиализа), отдельный канализационный коллектор, так как вещества, выделяемые в процессе очистки организма больных, крайне вредны для окружающей среды. Список требований очень внушительный и включает даже закругленные и выложенные керамической плиткой в целях стерильности потолки и плинтуса. Гемодиализный центр – это не просто палаты, где больным переливают кровь, а комплекс операционных систем, в которых жизнь пациента зависит не только от очистки почек, но и от качества процедур.
Средства, как видим, немалые, поэтому обращаюсь ко всем, кто читает эту статью. Город готов сотрудничать со всеми, кто готов сотрудничать с городом. Возможно, у районной и областной власти есть свои конструктивные предложения? Пожалуйста, мы готовы услышать реальные предложения, проекты, планы, но они должны базироваться на фактах, вносить позитив в работу города и района».

…И неофициальные мысли

Сегодня главной идеей медицинской реформы стало создание госпитальных округов. А уже в их рамках – и создание гемодиализных центров (для Александ-рии, помимо самого города и района, это еще три района области). Но тут возникают вопросы. А будут ли вообще у нас госпитальные округа, о которых сегодня так много говорят? Пока что это всего лишь проекты. Сегодня у нас новый – американский – министр здравоохранения, и какие ее планы – неизвестно. Но нам-то хорошо известно, что каждая новая метла начинает мести по-новому. Так бывало множество раз. Может, новый министр поставит крест на округах и начнет продвигать какую-нибудь новую (или старую) идею, например, близкой ей американской модели семейной медицины. И какие по счету в этой новой очереди будут гемодиализники? Когда я сообщил моим собеседницам – александрийским ”почечницам”, что сейчас их вопросом активно занялись депутаты и чиновники, они обрадовались, но когда узнали подробности – явно огорчились: «Сколько еще ждать – год, два, десять? Может быть, наука, пока мы еще живы, придумает, как восстановить нам здоровье, ведь еще несколько десятилетий назад нашу болезнь вообще не умели лечить, и люди просто умирали кто раньше, кто позже»…
Добавить к этому нечего: ждать и надеяться – единственное, что остается больным.

Сергей Гавриленко

P.S. Коли матеріал уже був готовий до друку, перший заступник міського голови Людмила Давиденко, депутат Кіровоградської обласної ради, прокоментувала позицію міської влади стосовно даного питання.
– Ми розуміємо, що держава сьогодні не може у повному обсязі вирішити проблеми гемодіалізних хворих. Черга в обласній лікарні занадто велика, і лікування доводиться чекати по декілька років, а субвенція надходить до обласного бюджету. Аби не залишити олександрійців, які потребують специфічного лікування нирок, сам на сам з їхніми проблемами, міським головою С. Цапюком прийнято рішення про створення в Олександрії гемодіалізного центру. І над цим питанням влада уже працює: розробляється проектно-кошторисна документація для ремонту окремої будівлі колишнього відділення урології МЛ №1. Після затвердження документації з нового фінансового року, а, можливо, і з вересня, ми зможемо розпочати реконструкцію приміщення за власні кошти. Згодом будемо облаштовувати відділення далі, аби не лише олександрійці могли отримувати тут послуги, а у майбутньому створити потужний гемодіалізний центр, який обслуговуватиме жителів східної частини області.
Уже проведені перемовини з фірмою та погоджено постачання гемодіалізного обладнання, яке буде встановлено безкоштовно. Проте залишається проблемним питання отримання державної субвенції на лікування, яка сьогодні надходить до обласного бюджету. Але сподіваюся, що до наступного Дня міста олександрійці отримають подарунок у вигляді кількох палат для лікування нирок.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11