Май
5

    Зал клуба УПП УТОС наполнился звуками старого джаза, льющимися из старенького, плохо настроенного пианино. Музыкант играет «Серенаду Солнечной долины» Гленна Миллера. Кроме него, в концерте «Жемчужины души» участвуют солисты студии УТОС «Акколада» Любовь Семина, Николай Барбуца, Па-вел Подолян, Игорь Лукьянчук, Маргарита Шалько, Тарас Дробот и Светлана Набожина. Они выступают очень душевно, как всегда. Но я, как любитель джаза, пришла послушать прежде всего именно его.

     Иван Мохий незрячий от рождения. Ему 28 лет, у него абсолютный слух, и он профессиональный джазмен, знает наизусть множество композиций, сам пишет музыку и аранжировки. Для настройки ему совсем не нужно времени – садится и играет. Родом Иван из Синельниково, окончил отделение эстрадно-духовых инструментов Александрийского училища культуры. А еще этот парень – лауреат конкурса пианистов-импровизаторов имени Дмитрия Темкина, дипломант международного конкурса джазового импровизационного мастерства «Мастер-джем фест», а в апреле этого года получил Золотой диплом второго Всеукраинского открытого конкурса молодых джазовых исполнителей Performance Jazz-2017, который проходил в Николаеве. Конкурсные выступления Ивана публика сопровождала овациями и аплодировала стоя. Если бы не темные очки, никто бы и не подумал, что парень незрячий. Потому что кажется невозможным – так мастерски играть, не видя нот.

    – С самого детства я видел себя именно пианистом, – рассказывает Иван. – К этому инструменту у меня руки тянулись еще с трех лет. Мой дедушка Иван Алексеевич Бородатов, известный в городе как художник по дереву, учил меня играть детские песенки на старом немецком фортепиано «Блютнер» (наигрывает мелодию «Маленькой елочке холодно зимой». – Авт.). Я часто приезжал в Александрию на каникулы, когда учился в Харьковской гимназии-интернате для незрячих детей им. В.Короленко, здесь окончил училище культуры и приезжаю до сих пор: люблю этот город.

   – Наверное, сложно было незрячему человеку освоить фортепиано?

  – Для ленивых, может, это и сложно. Но для таких, как я, которые сидят за инструментом по 6-8 часов ежедневно, нет ничего невозможного. Конечно, ленца была в детстве, дедушка заставлял, но когда руки освоили мелкую технику, начало получаться, когда я подобрал первую джазовую композицию и джаз проник в мою душу – я понял, что это мое. Звуки рояля, пьянящие джазовые аккорды, каденции вдохновляли и воодушевляли меня. По зову души я стал профессиональным джазовым пианистом. Очень благодарен своим преподавателям – замечательным музыкантам Сергею и Виктории Яровым, Любови Шульге, Людмиле Карповой. Освоив фортепиано, по записям Оскара Питерсона, Каунта Бейси, Дюка Эллингтона, Мишеля Петруччиани и других известных джазовых пианистов, как классиков, так и современников, я учился играть джаз. Ездил в вузы Киева, Харькова, Львова, Днепра и Москвы, где профессора говорили, что я самостоятельный джазмен, готов для сольных концертов. А потом попал в Кременчуг на конкурс пианистов-импровизаторов имени Дмитрия Темкина и стал его дипломантом.

   – Вы выбрали джаз из-за импровизаций, ведь по нотам играть не могли?

  – Да, я обожаю импровизации и свободу, которую несет в себе джаз. Параллельные квинты, параллельные кванты, ходы на увеличенные интервалы в классической гармонии запрещены. А джаз – это полет, ты играешь и выражаешь все, что у тебя на душе. Все, что не выразить словами, за тебя говорят каденции, ноты, пассажи и аккорды.

   – А Вам что нравится играть?

  – Мне нравятся разные стили джаза. Я обожаю свинг, латино, джаз 50-90-х годов, у меня есть несколько собственных аранжировок музыки Гленна Миллера как для ансамбля, так и для фортепиано, для оркестра. Я пишу музыку на своем профессиональном синтезаторе Yamaha DGX-530, провожу за ним очень много времени. Когда приходит вдохновение, теряю счет времени, играю столько, сколько просит душа.

     – Что сыграете в Александрии? (разговор состоялся перед концертом. – Авт.)

  – Две авторские композиции: «Панамскую фантазию» и «Натали», а также собственные аранжировки «Я и Сара» Дзидзьо, «Я не здамся без бою» Океана Эльзы, «Чорнобривці», «Рідна мати моя», французские мелодии «Сувенир» и «Шербургские зонтики». «Натали» посвящена очень хорошему человеку и блистательной вокалистке Наталии Лещенко, руководительнице кременчугского джаз-бенда «Apple Jam», куратора конкурса пианистов-импровизаторов им. Д.Темкина. Благодаря ей, я познакомился с отличными музыкантами из США Арком Овруцким, Фило Машадо, Бенито Гонсалесом, Марком Гроссом, Бенни Бенаком. Я слушал этих замечательных людей, я джемил с ними. А почему «Панамские фантазии»? Дело в том, что Южная Украина ассоциируется у меня с Латинской Америкой, почему-то в этих краях я слышу пульсирующие ритмы латино, чувствую веселую джазовую атмосферу. В Николаеве чувствую себя как дома – там публика очень любит джаз, залы всегда забиты до отказа. Там я участвовал в джем-сейшнах, а это праздник для джазиста.

   – Вас, наверное, сравнивают с Рэем Чарльзом.

  – Не знаю. Я себя сравниваю с Мишелем Петруччиани. Меня вдохновляют его композиции. Горжусь, что имею честь выступать в замечательных залах на одной сцене с известными на весь мир музыкантами. Горжусь, что стал лауреатом уже двух конкурсов, что в Николаеве с первого раза взял «золото». Но больше всего горжусь тем, что у меня есть замечательнейшие друзья и коллеги, которые меня поддерживают, уважают и ценят. Я счастлив, что мое искусство любят в разных городах, в том числе и в Александрии.

   – Поездки на фестивали и конкурсы – недешевое удовольствие. Кто Вас поддерживает?

 – Во-первых, конечно, родители, с которыми я живу. Плюс я собираю свою пенсию. Родители покупают билеты и отводят меня к поезду. На месте меня обычно встречают. В поезде еду один, я знаю его, как свою квартиру – в нем прошла огромная часть моей жизни. Это и поездки к дедушке, на учебу, на лечение в Москву. Я люблю этот вид транспорта и даже написал вещь, которая называется «Поезд на Нью-Йорк» – с этим городом у меня ассоциировалась Москва, где одно время было очень развито джазовое движение. А сейчас Нью-Йорк для меня переместился в Николаев. Также меня тянет в Александрию, Винницу, Львов, Хмельницкий. И в Запорожье, которое ассоциируется у меня с Буэнос-Айресом.

  – В ходе разговора Вы упоминаете множество музыкантов, джаз-бендов и композиций. У Вас потрясающая память.

  – Верно. Помимо джаза, я увлекаюсь книгами о разведке. В моей домашней аудиотеке – сборник Юлиана Семенова о Штирлице, сборник Василия Веденеева, книги Вадима Кожевникова, Василия Ардаматского.

   – О чем мечтаете?

  – Хотелось бы жить в Николаеве, каждый день играть с замечательными музыкантами. Хотелось бы выступать с другими джазменами на сценах Нью-Йорка, Филадельфии, Лос Анджелеса.
А мы ждем Ивана в Александрии и надеемся, что в его следующий приезд он сыграет джаз на сцене одного из Дворцов культуры или музыкальной школы – это должны слышать все.

Елена Карпачева

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11