Дек
3

Отдам паром в хорошие руки

Рубрика: ситуация. Автор: Gavrilenko

Не знаю юридической практики других стран, но в нашей стране за все происходящее есть ответственный. Наверное, так повелось со времен советской власти, но за все, что происходит в общественных местах, отвечают уполномоченные: советы, исполкомы, ЖЕКи, правоохранители и т.д. Работу каждого человечка контролирует другой. Если на голову упала сосулька, либо вы провалились в люк – всегда есть лицо, отвечающее за произошедшее. Конечно, доказать виновность ответственного в нашей государственной системе зачастую – что Эверест покорить, но даже из этих правил бывают исключения. Оказывается, есть у нас ничейные места, где не действуют законы украинского правосудия. Одна из таких аномальных зон находится на Войновском водохранилище и называется паромной переправой.

Наверное, еще тысячу лет тягали бы люди канат с берега на берег, не обременяясь юридическими заморочками, но случилась беда – здесь погиб человек. И начались разборки…

Старожилы здешних мест вспоминают, что на месте действующего ныне парома был пешеходный мостик, соединявший между собой села Войновку и Приютовку. Но в начале 60-х годов прошлого века было создано Ингулецкое водохранилище, затопившее речной перешеек и мост вместе с ним. Тогда жители сами соорудили паромную переправу, которая и по сей день является связующим звеном между населенными пунктами.

Те же старожилы не припоминают, чтобы здесь когда-либо случались ЧП, хотя паромная переправа – место, с точки зрения безопасности, довольно рискованное. Но на нем никогда не было ни ограждений, ни предупреждающих знаков, хотя бы для купающихся пацанов, которые всегда прыгали с парома и заплывали под него. Но вот в конце мая прошлого года произошел несчастный случай – мужчина, катаясь на водном скутере, не заметил натянутого каната, который пришелся ему как раз на уровень головы. Удар был настолько сильным, что пострадавший умер нам месте. Виталию Сухомлину, врачу и депутату Александрийского горсовета, было всего 36 лет.

Как и полагается, было заведено уголовное дело (по-современному – производство), началось следствие, которое «благополучно»  закрылось из-за отсутствия состава преступления. Казалось бы, ничего сложного в этом деле нет —  Водный кодекс Украины обозначает, что ответственны именно органы местного самоуправления, на чьей территории расположен паром. Согласно законодательству, работу и безопасность паромных переправ определяют именно руководители предприятий, учреждений и организаций, арендаторы, которые ее эксплуатируют и делают это по согласованию с местными органами исполнительной власти и Государственной поисково-спасательной службой. Но в нашем случае паром расположился на меже Войновского сельского и Приютовского поселкового советов, и никто их них не хочет брать ответственность на себя.  В ситуации, когда “Иван кивает на Петра” милиция не стала разбираться и закрыла производство, так и не найдя виновных.

Жена погибшего не согласилась с выводами следствия и обратилась в Александрийский горрайонный суд с требованием найти виновных в гибели мужа. Свое заявление она обосновала тем, что следователь ненадлежащим образом провел расследование, не установил, как произошло несчастье, и не установил лиц, отвечающих за безопасность паромной переправы, которая является источником повышенной опасности.

Суд принял ее сторону и постановил вернуть дело на доследование. Милиция должна все-таки выяснить, кому принадлежит этот водный объект, и кто отвечает за его содержание, техническое обслуживание и безопасную эксплуатацию. Задача перед милицией стоит непростая – паром не имеет ни физического, ни юридического владельца. Ни в Войновском сельском, ни Приютовском поселковом советах его нет на балансе. Ни за одним из местных предприятий объект тоже не числиться. На него нет вообще никаких документов!

Сегодня паромом ежедневно пользуются более сотни жителей близлежащих сел и рабочих предприятий. Это самый короткий путь в 75 метров от Войновки до Приютовки, тогда как в объезд через дамбу — 6 км, а через Александрию – вообще 15 км. Как же развязать этот паромный ”узел”? Искать виновных, наказывать, ставить объект на чей-то баланс, проводить экспертизу, чтоб в итоге вывесить предупреждающие таблички?  Мы обратились к главе районной госадминистрации Андрею Коломийцеву, и узнали, что сегодня руководством района рассматривается вариант не развязывать, а разрубить этот узел. Для местных жителей это будет хорошей новостью.

— Нами просчитывается возможность строительства на месте переправы пешеходного моста, — сказал Коломийцев. – Если это будет целесообразно, то уже в следующем году планируется разработать проект и начать работы. Возможно, это будет проект с привлечением нескольких инвесторов в лице районной и областной властей и частных предпринимателей.

Сергей Гавриленко

, , , .

комментария 2

  • Длинный однако мостик получится. К тому же строительство надо будет производить на воде, с забиванием свай. Тут один проект обойдется в немалую сумму, не говоря уже о самом строительстве.

    Вероятно, быстрей всего, паром просто закроют, как опасный бесхозный объект. Ибо брать на баланс и содержание (и ответственность) его никто не захочет.

    Мне нравится! Thumb up 0

  • Аноним пишет:

    Более полу-века длится жизнь нужного людям средства рационального сообщения между берегами . Стремительный век подарил акваскутер, которого оседлали потехи для …и никто не озаботился «локацией» акватории для развлечений — случилась трагедия! Единственно возможным справедливым для пострадавшей стороны, есть судебное отмщение тросу ни автора, ни родства не помнящих, да и не имеющих. Тот ли это путь, если трос и предположить немог о появлении лихого наездника на необьезженных дорожках перпендикулярных его полу- вековому статусу. Разве катающиеся не причастны к определению зоны для утех, информированию имеющихся опасностей на пути? Или «оседлавший в жизни кого то», всегда заведомо прав и готов «натянуть» даже давно натянутый бесхозный трос…

    Мне нравится! Thumb up 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11