27.08
2019

На прошлой неделе прекратилась прокачка воды по реке Ингулец, и она в одночасье превратилась в заболоченный ручей. Одновременно в Facebook последовал шквал негодующих комментариев. Чаще всего обвинения сыпались в адрес криворожан, сознательно губящих реку в угоду металлургическим олигархам.

Так ли это, и что на самом деле происходит с Ингульцом? Об этом мы попросили рассказать начальника отдела водных ресурсов Александрийского межрайонного управления водного хозяйства Ирину Лысенко.

– Говорить, что Ингулец гибнет оттого, что каждый год в конце лета прекращается подача воды для «Криворожстали», будет неправдой. Наоборот, благодаря тому, что металлургам требуется большое количество воды и они каждое лето заказывают ее прокачку через канал «Днепр-Ингулец», наша река поддерживает свое существование. (Для справки: канал введён в строй в 1988 году. В сезон канал прокачивает 115 млн кубометров воды. На Кременчугском водохранилище главная насосная станция поднимает воду на 45 м до водовыпускного сооружения. Дальше она самотёком течёт искусственным руслом до насосной станции второго подъёма. Поднявшись на 10,5 м, вода снова самотёком течёт по руслу через семь перепадов, а оттуда – в Войновское водохранилище и дальше через Искровское водохранилище в Карачуновское, что расположено возле Кривого Рога. Общая длина трассы составляет 150,5 км. Этот канал иногда путают с другим – «Днепр-Кировоград», который подает для Александрии и других населенных пунктов питьевую воду).

Поток воды выносит мусор и наносы, попавшие с берегов, тем самым очищая Ингулец. Если этого не делать, то через несколько лет река реально может превратиться в болото, а со временем и совсем исчезнуть. Кстати, за прокачку воды канал получает большие деньги от металлургов и мог бы часть этих средств пустить на очистку русла.

– Но ведь Ингулец не всегда был таким. Несколько десятилетий назад это была полноводная река.

– Если говорить о проблемах реки в местном масштабе, то все началось в 90-х годах прошлого столетия, когда законными и незаконными путями земли у берегов Ингульца начали раздавать под огороды и дачные участки, хотя все, что ближе 50 метров от береговой линии, считается санитарной охранной зоной, где запрещаются какие-либо земляные работы. В результате берега были вспаханы, что привело к обмелению реки, образованию наносов, зарастанию берегов.

– Может, нам нужен земснаряд, который работал в 80-х годах и справлялся с очисткой?

– Это было бы хорошо, но это очень дорогое удовольствие.

– В 2016 году проводились работы по очистке Березовки и, помнится, была целая программа не только по Березовке, но и по Ингульцу?

– Да, общегосударственной целевой программой развития водного хозяйства предусматриваются такие работы. Часть работ по руслу Березовки были сделаны, но самое главное – очистка источников, которые обеспечивают жизнь речке, так и не была проведена. Наше управление выиграло тендер, но у государства не хватило денег на проведение работ. Сейчас проект пересматривают согласно новым ценам, ведь за прошедшие годы все подорожало.

Что касается расчистки Ингульца, то проект так и лежит под сукном по той же причине. Им предусматривается расчистка реки от Войновского водохранилища до городского пляжа в парке Шевченко, в районах Звенигородки и Нового Стародуба.

– Согласно статистическим данным, за последние 25 лет с карты нашей страны исчезло более десяти тысяч малых рек. Ингулец и Березовка на очереди?

– Все может быть. И виной тому результат бездумной человеческой деятельности, которая засоряет реки, лишая их естественного течения, – перегораживание дамбами, превращение их в песчаные карьеры, засорение стоками и сливами предприятий, бытовым мусором и ядохимикатами с полей. Не только Днепр, но и все остальные водные объекты Украины загрязняются на местном уровне соединениями тяжелых металлов (медь, цинк, марганец, хром шестивалентный), а также соединениями азота, нефтепродуктов, фенолов и прочих опасных «даров цивилизации».
Наверное, всем знаком неестест-венный зеленый цвет и неприятный запах воды. Это оттого, что в ней увеличивается количество растительности из-за большой концентрации фосфатов, которые являются почвой для развития микроорганизмов. Из-за этого в воде уменьшается количество кислорода, вода гниет, а рыба умирает.
Помните, раньше в быту использовали хозяйственное мыло и соду? Сейчас же все перешли на “химию”, которая и приводит к таким последствиям. В Европе это давно поняли и запретили использование фосфатов, у нас же только говорят об этом.
Вопреки расхожему мнению о водных богатствах нашей страны, скажу, что в мировом рейтинге, который публикует Всемирный банк, Украина занимает 125-е место в списке из 180 стран по возобновлению внутренних ресурсов пресной воды на душу населения.

– И что нам с этим делать?

– Нужно в корне менять отношение к воде. Нужно начинать осознавать, что вода – самое дорогое стратегическое сырье, запасы которого уменьшаются с каждым годом. Мы привыкли со времен социализма, что воды много и стоит она копейки, а это уже давно не так. Да, у нас вода в разы дешевле, чем за границей. Но при цене 15-20 гривен за кубометр мы не можем позволить качественную очистку, соответственно и ее показатели по зарубежным стандартам приравниваются к технической. Если за рубежом оценивают качество воды по нормативам Всемирной организации здравоохранения, то у нас ссылаются на собственный госстандарт, а проверяют качество те же предприятия, которые ее подают.

В европейских странах вода обрабатывается озоном, проходит через песчаные, угольные фильтры, а для сохранения водопроводной системы трубы изнутри покрывают специальной пленкой. Например, в Америке регулируются 53 органических вещества, в Украине – всего лишь пять (!). Сравните: 53 и 5. То есть сегодня мы не можем говорить о каком-то контроле, мы не видим ясной картины, какую воду имеем. По вкусовым признакам, по запаху, по всяческим примесям, которые наблюдаются просто визуально, можем говорить, что у нас с питьевой водой большие проблемы.

Опыт Европы показывает, что загрязненные реки можно оживить, если за них серьезно взяться. Для этого нужно разработать специальную программу по очистке водоемов. Нужны серьезные ограничения во всем, что может принести вред водным ресурсам, за нарушения которых должны быть внушительные штрафы. Ведь мы рубим сук, на котором сидим, а нашим внукам останутся горькие последствия нашей жизнедеятельности. А ведь каждый водоем – это часть мирового океана, от состояния которого, по большому счету, зависит жизнь на Земле.

Сергей Гавриленко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Олександрійський тиждень

Олександрійський тиждень