8.06
2019

О жертвах и обидчиках

Рубрика: Новости. Автор: Lena

Проблема давления социума на «белых ворон» и травли инакомыслящих остро стояла во все времена и остается актуальной сегодня. Она влечет за собой тяжелые последствия – вплоть до вспышек немотивированной агрессии и суицида жертвы. Но в борьбе с буллингом есть проблемы. Не все жертвы готовы написать заявление с указанием конкретных имен своих обидчиков, а без этого Национальная полиция, на которую возложены обязанности борьбы с травлей, не начнет производство. А моббинг, например, очень тяжело доказать. О том, кто чаще становится жертвой буллинга, как избежать травли и что делать родителям ребенка, который попал под прессинг одноклассников, наш разговор с практикующим психологом Александрийского политехнического колледжа Ольгой Немовой.

– Часто бывает, что весь коллектив на стороне того, кто сильнее, поэтому не подтверждает фактов травли из боязни или злорадства.

– Да, практически всегда. И потом, даже если буллинг или моббинг были доказаны – что в результате получает жертва? Ничего. Никакого морального ущерба ей не выплатят. Обидчик заплатит штраф (а если речь идет о подростках, то это будут родители), ему будет некомфортно во время расспросов, порицаний и профилактических бесед в правоохранительных органах. И все.

– Но самое страшное, что и жертве, и обидчику придется вернуться в тот же коллектив и сосуществовать дальше.

– И все может стать еще хуже. Защита жертв буллинга пока что на очень низком примитивном уровне, и не только в нашей стране. Буллинг считается самой незначительной формой причинения ущерба. Никто не считается с тем, сколько страданий он приносит – ситуативных и хронических. Психологическая травма может остаться на всю жизнь. У меня был студент, которого, когда он учился в школе, старшеклассники опустили головой в унитаз. Парень настолько тяжело это переживал, что долго отказывался от любых контактов со сверстниками, боялся коллективов, ему было страшно заходить в аудиторию с людьми. Представляете, как ему было тяжело?

– Может, в таком случае лучше перевестись в другое учебное заведение?

– И взять туда с собой себя. Человек придет на новое место с теми же страхами, начнет самоизолироваться и снова окажется в том же замкнутом круге. Недавно я работала с девятиклассником – жертвой систематического издевательства одноклассников. Его мама решила сменить для сына не только школу, но и место жительства. Ребенок просто плакал от счастья. Но работа с ним показала, что все свои страхи, комплексы и модель поведения он увез с собой.

– Что чувствует жертва буллинга?

– Унижение, стыд, страх, отчаяние, переходящее в злость. Больше всего проявлений немотивированной агрессии может быть именно у жертв буллинга. Расскажу о недавнем случае. Девятилетний мальчик из-за своего лишнего веса постоянно подвергался насмешкам со стороны одноклассников. В конце концов, когда уже накипело, он достал канцелярский нож, просто держал его в руках, но учитель и дети испугались. И ребенок-жертва сразу же превратился в обвиняемого. Учителя часто не сразу разбираются в причинах вспышек агрессии. Хотя симптомы можно увидеть задолго до проявления: ребенок закипел и вышел из класса, чтобы успокоиться, в коридоре или фойе начинает неконтролированно рвать цветы – это говорит о сильном нервном напряжении. Но учительница насильно возвращает мальчика назад, усаживает за парту. Ребенок не успокоился и стал обрисовывать и царапать обложку учебника, а после замечания учительницы не смог совладать с собой и схватился за нож.

– Это уже крайняя степень переживаний жертвы социального насилия.

– Систематический буллинг страшен своими последствиями. Он приводит к неадекватному восприятию себя, низкой самооценке, комплексам, негативном отношении к ровесникам, отстранению, самоизоляции, прогулам в школе, одиночеству. Искаженная реальность ведет к повышенной тревожности, нервозам и фобиям, девиантному поведению. Ребенок может начать бродяжничать, совершать правонарушения, курить и употреблять алкоголь, страдать от суицидальных намерений.

– Кто чаще становится жертвами буллинга?

– В детском саду – первой социальной группе ребенка – буллинг практически не встречается, потому что ребенок только учится контактному взаимодействию. Но он уже пришел в сад не «белым листом», а с социальными навыками, почерпнутыми в семье. И если там были разные формы насилия между членами семьи, то ребенок неадекватен в социальных контактах и может проявлять формы агрессии сначала к игрушкам, а потом и к детям.

– Почему-то изгоями в обществе и жертвами моббинга и буллинга становятся хорошие люди – отличники, те, кто старается всем угодить, отлично выполнять свою работу и понравиться окружающим. Но социум все равно чувствует в них чужаков и оказывает противодействие.

– Когда ребенок идет в первый класс, у него на первый план выходят потребности социализации. А с ними идут и первые социальные страхи – опоздать, неправильно ответить возле доски, страх быть не таким, как все, не оправдать ожиданий. Но в то же время идет формирование индивидуальности. И две потребности вступают в противоречие – быть таким, как все, не выделяться и сохранить свою индивидуальность. Отличники выделяются среди остальных. Идеальных людей не любят – сравнивают себя с ними и видят свое несовершенство, боятся не дотянуть до их уровня, более высокого статуса и авторитета. Отличников хвалят учителя и ставят в пример родители. И это приводит к протесту одноклассников.

– Сопротивление больше проявляется в подростковом возрасте.

– Тут есть несколько причин. У детей дошкольного и младшего школьного возраста самооценка высокая. В подростковом возрасте она начинает колебаться в ту или другую сторону. У подростков основная потребность – самоутвердиться в кругу ровесников. А самовосприятие у подростков формируется на основе физической самооценки. Физическая самооценка первичная, а внутренняя следует за ней. Поэтому прыщавые, в очках, с лишним весом, слишком худые или высокие подростки – те, чья внешность отличается от общепринятых стандартов красоты, попадают «в немилость». Им дают обидные клички, дразнят, бьют.

– Как же можно защитить себя от насмешек и травли, при этом не унижаясь и не подстраиваясь под толпу?

– Чаще всего буллинг начинается с провокаций. Буллер закидывает жертве крючок, проверяя на прочность, ищет повод, чтобы усилить конфликт или издевательства. Поэтому жертве следует игнорировать обидчика, всеми силами сохраняя самообладание. Если есть возможность, лучше избежать ссоры, сделать вид, что вам все равно. Другим это может показаться трусостью или слабостью, но попробуйте справиться с собой – это сложнее, чем ответить агрессивно. Если ситуация не позволяет уйти, все равно нужно сохранять самообладание и попробовать, например, использовать юмор, и этим сбить обидчика с толку, отвлечь его от желания вам досадить. Если он увидит, что не может вас достать, его намерения угаснут, конфликт сойдет на нет, а вы выйдете из него с наименьшими потерями. Нужно сдерживаться, потому что буллер добивается от вас агрессии, чтобы вы начали огрызаться, отбиваться – тогда он применит силу. Нужно говорить спокойно и уверенно – психологи доказали, что тихий спокойный тон создает благоприятное впечатление, и агрессор пасует.

(Окончание в следующем номере газеты «Олександрійський тиждень»)

Елена Карпачева

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Олександрійський тиждень

Олександрійський тиждень