30.05
2018

    Что ни неделя – так всенародно любимая и.о. министра здравоохранения Украины Ульяна Супрун «разрушает новые мифы». То она открыла нам глаза, что перекись водорода, оказывается, ничем не лучше обычных подорожника или проточной воды. То благодаря ей мы узнали, что аскорбиновая кислота не помогает укрепить иммунитет, а может даже навредить. Пробу Манту можно мочить – зря мы столько лет этого боялись! А от гриппа и простуды достаточно проветривания, влажной уборки и обильного питья. Зеленку нельзя, с врачом лучше консультироваться по телефону (зачем вызывать на дом или ходить на прием?)… После таких заявлений даже здравые и вполне рациональные советы и.о. министра о том, как различить поддельные препараты и что входит в «черный список» лекарств («черный список Супрун», по мнению известного педиатра, врача высшей категории Евгения Комаровского, справедлив) не вызывают никакого доверия и тонут в море народного негодования.

   А тем временем за зеленкой и запрещенным полтавским аспирином стоят дела посерьезнее. Но народ пусть лучше о перекиси спорит.

   На днях Верховная Рада Украины приняла закон о трансплантации органов. Он вступит в силу через год после опубликования. Пересадки органов в Украине требуют многие дети и взрослые, но такие операции сейчас возможны только за границей и за огромные средства («ОТ» не раз писал об александрийской девушке Кате Пятаковой, которой пересадили почку в Минске). То есть, украинцы вывозили деньги со своей родины и спонсировали медицину развитых стран. По новому закону, вызвавшему много критики (что толку критиковать, если уже все решено), донором может стать человек, лично давший письменное согласие на трансплантацию собственных органов. Или же в случае аварии решение принимают родственники. После создания госрегистра анатомических материалов можно будет определить совместимость донора и рецепиента. В законе предусмотрено международное сотрудничество, перекрестное донорство и обмен анатомическим материалом между европейскими странами. Обещают, что на практике все обойдется без черной трансплантологии и коррупции, а распоряжаться органами человека после его смерти будут трансплант-координатор, судмедэксперт и должностные лица. Кто-нибудь верит в эти обещания? И кто все эти люди, которые непонятно почему наделены законными полномочиями распоряжаться чужими телами? Антон Геращенко вообще предложил, чтобы при выдаче водительских удостоверений водители давали согласие на использование своих органов для пересадки в случае ДТП…

    Пользователь интернета Николай Левченко так прокомментировал новость о новом законе: «Мне пересадили почку в Запорожье в феврале 2014-го. Трупная трансплантация, т.е. родственники умершего дали согласие на забор органов. Обошлось мне это в 20 тысяч баксов. Так что я в теме. Реестр реципиентов и так существует. Люди каждый месяц сдают кровь на совместимость. При появлении донора (ДТП или клиническая смерть) и получении согласия от родственников его кровь сравнивают с имеющимися образцами и выбирают для операции тех, кому эти органы максимально подходят. Так это работает. А этот закон создает базу «предполагаемых» доноров, т.е. фактически готовых жертв несчастных случаев. И с учетом экономической ситуации в стране простым украинцам после его принятия вообще пересадка не светит. Зато европейские врачи получат доступ к базе и смогут выбирать для своих пациентов необходимых доноров, которых им любезно доставят надлежаще упакованными соответствующие украинские службы»…

   Уважаемые господа министры и их и.о.! Не думайте, что народ тупее вас и не разбирается, что к чему. У него просто нет рычагов воздействия на «небожителей», которые пришли «отстаивать интересы простых людей» в высшие эшелоны власти. И вы этим активно пользуетесь.

    А вышеупомянутая «народная любимица» активно взялась бороться за здоровье украинских детей. Вот одно из ее последних новшеств: Ульяна Супрун разрешила американской биофармацевтической компании Alnylam Pharmaceuticals исследовать препараты на пациентах “Охматдета” – 15 мая глава министерства здравоохранения подписала Приказ № 928, которым разрешила провести клинические испытания лекарственных средств на детях. Заявителем исследования для американской биологической корпорации стала украинская компания ООО «Контрактно-исследовательская организация Иннофарм-Украина». Исследования будут проводиться в Национальной детской специализированной больнице «Охматдет» и Львовском отделении хирургии «Института патологии крови и трансфузионной медицины Национальной академии медицинских наук». В Приказе отмечается, что целью испытаний является оценка эффективности и безопасности Фитусирана у пациентов с гемофилией. Интересно, что в 2017 году исследование Фитусирана было приостановлено из-за смертельного случая. Тогда Alnylam Pharmaceuticals, Inc. сообщила о смерти пациента с гемофилией, который участвовал в исследовании Фитусирана, используемого для лечения пациентов с гемофилией А и В. Кроме данного препарата, Ульяна Супрун разрешила исследовать на украинских детях по заказу международной фармакологической компании Ascendis Pharma гормон роста TransCon. Клинические испытания данного гормона будут проходить в Одесской областной детской клинической больнице с целью изучения безопасности и эффективности его применения на детях с дефицитом гормона роста. Также на украинцах испытают целый ряд различных новых лекарственных средств, которые будут только появляться на рынке. Согласно Приказу, в программе клинических испытаний на украинцах примут участие Национальный институт рака и многие другие медучреждения страны. Помимо действия новинок фармацевтического рынка, на пациентах будут изучать эффект плацебо. Ранее СМИ сообщали, что Ульяна Супрун решила закупить антидепрессант для детей, который провоцирует самоубийства. Здоровье детей – превыше всего…

Полина Харченко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11