23.03
2018

Музыка его жизни

Рубрика: Новости. Автор: Lena

    23 марта исполняется 100 лет со дня рождения Бориса Сипливого – преподавателя Александрийского училища культуры (теперь – колледжа культуры и искусств), талантливого музыканта и композитора, настройщика с уникальным слухом, фотохудожника, человека с большим сердцем и сильным духом, которого не сломили превратности сложной судьбы. О его жизни можно написать увлекательную книгу – Борис Яковлевич оставил добрый след на земле, где продолжают жить его потомки, ученики и плоды его труда. Он прожил 84 года и к моменту ухода в лучший мир не работал всего 10 месяцев…

     Боря и Жоря

   О судьбе Бориса Сипливого рассказала его дочь – поэтесса Лилия Маруфи. Он родился в Малой Виске, его отец был образованным человеком, играл на нескольких музыкальных инструментах, работал председателем райпотребсоюза, жилкоопа, начальником коммунхоза, а мать была простая, полуграмотная, но хорошо пела. Борис был старшим из троих детей в семье. Родители очень любили детей и развивали их способности. Боря хорошо рисовал, вместе с младшим братом Георгием они пели в два голоса. Мама называла их Боря и Жоря. Рвалась на сцену и самая младшая из детей Сипливых – тоже голосистая и артистичная Раечка. Георгий впоследствии стал актером, потом переехал в Александрию, преподавал режиссуру в училище культуры. Раиса окончила иняз одного из киевских вузов и впоследствии написала мемуары о своей семье. Руководитель художественной самодеятельности, ставивший отрывки из опер, заметил способности братьев Сипливых и поощрял их. Музыкальное образование в Малой Виске они получить не могли, но к окончанию школы, когда встал выбор дальнейшего пути, Борис уже имел богатый опыт.

    Подарок от Микояна

  В 1934 году маловисковский сахзавод перевыполнил план и прогремел на весь СССР, и в Малую Виску приехал А.Микоян. Директор завода Соболь организовал высокому гостю торжественный прием и концерт, а Микоян спросил, что нужно сделать для города? Кто-то из зала сказал: «Сцену с вращающимся кругом, и чтобы столичный оперный театр приезжал к нам на гастроли». Вскоре маловисковский Дом культуры обзавелся вращающейся сценой, на которой несколько раз выступали приезжие артисты с операми «Борис Годунов», «Чио-Чио Сан», «Пиковая дама». Статистов набирали из местных, так что Боря Сипливый в массовке подпевал маститым артистам. Он все запоминал и заболел сценой. Дома у Сипливых были грампластинки с ариями из опер, которые Боря знал и воспроизводил в совершенстве. У него был лирический тенор, а его коронным номером была ария Ленского из «Евгения Онегина».

    Как в кино

  По окончании маловисковской школы №3 Борис поехал в Киев поступать на кинооператора, но провалился на экзамене по немецкому языку. Позже отправился пробовать силы в Москву. Столица СССР сразу же поразила огромными потоками людей и машин. Хотелось развернуться и уехать домой, но Борис себя пересилил и нашел консерваторию. Поступающие – почти сплошная «золотая молодежь» – сразу обсмеяли провинциальный наряд Бориса. Костюм сшит очень качественно (отец Бориса был классным портным), но не по моде. «А что же ты умеешь? – хихикали москвичи. – А ну-ка, пошли, покажешь», – и отвели его в класс, где стояло фортепиано. А дальше все было почти как в фильме о Фросе Бурлаковой «Приходите завтра». Борис запел, аккомпанируя себе на пианино. Исполнял арии из известных опер. Все замолчали. По коридору шел профессор и услышал его пение. Поскольку прием в консерваторию уже был окончен, Бориса без экзаменов приняли в Московское музыкальное училище. По его окончании он поступил вне конкурса в консерваторию по классу вокала. Учился вместе с Арно Бабаджаняном, который любил слушать свои произведения в исполнении Бориса. Проучился два года, выступал статистом в Большом театре, должен был стать оперным певцом, но … началась война.

     Плен, СМЕРШ и… грамота

   Сначала Борис вместе с другими студентами остался в Москве, сбрасывал фугасные бомбы с крыши музея, потом консерватория эвакуировалась в Саратов. Параллельно с учебой Сипливый работал на радио, исполнял для фронтовиков украинские песни. Поскольку у студентов не было брони, его отправили на фронт, под Керчь, где шли жестокие бои. Часть, где служил Борис, попала в окружение. Бойцы укрылись в Аджимушкайских каменоломнях. Там был продовольственный склад, еды хватало, но не было воды – только конденсат со стен. Вход в катакомбы ярко освещался прожекторами, и фашисты расстреливали всех, кто совершал разведывательные вылазки или не выдерживал испытания жаждой и бежал к расположенному неподалеку колодцу. Во время одной из вылазок Борис был ранен в голову и руки. На всю жизнь у него в руке остался осколок, который, к счастью, не мешал играть. Из каменоломен советских бойцов фашисты выкурили газом. Так Борис попал в плен и до освобождения в 1945 году пробыл в лагере для военнопленных в Польше. Потом его ждали СМЕРШ (смерть шпионам) и НКВД, но, к счастью, Сипливый после тщательной проверки попал не в лагеря, а солистом в ансамбль Пятой ударной армии, выступавший с концертами перед освободителями. Сохранилась Грамота, подписанная генерал-полковником армии Горбатовым. 13 ноября 1945 года, – товарищу Славинскому Борису Яковлевичу, участнику армейского смотра красноармейской художественной самодеятельности за лучшее исполнение песен. Дело в том, что руководителю ансамбля не нравилась неблагозвучная фамилия Сипливый, и он придумал Борису псевдоним – Славинский. Сам же Борис Яковлевич гордился своей фамилией и всегда говорил дочерям: «Наша фамилия не опозорена, она очень распространена в Малой Виске». По возвращении в СССР Борис, как бывший военнопленный, чудом избежал лесоповала – во время медосмотра выяснилось, что у него врожденный порок сердца.

   Не место красит человека

  После войны Борису пришлось вернуться не в консерваторию, а в Малую Виску – помогать семье. К счастью, с фронта все Сипливые вернулись живыми – И Борис, и его брат Георгий, по домашнему – Жорж, и их отец Яков. Георгий восстановился в Киевском институте им. Карпенко-Карого, а Борис женился, в 1947 году у него родилась дочь Лилия, обзавелся хозяйством – корова, две свиньи, 100 курей, 25 кролей, 3-4 огорода. Работал в школе музыкальным руководителем, научился настраивать инструменты, руководил хорами в нескольких школах и на Сахзаводе, драматическим коллективом, аккомпанировал, писал песни, которые печатались в разных сборниках. Он считал, что преподаватель – это импровизатор, артист. Нужно постоянно искать способы, чтобы заинтересовать детей, чтобы занятия музыкой были не мучением, а наслаждением.

   Под его руководством хоры исполняли сложные произведения, в том числе «Щедрик» М.Леонтовича. Сипливый всего себя отдавал работе. Дирижировал, подпевал тенорам. А в зале всегда сидели жена и дочки Лиля и Люда, которые переживали – выдержит ли у него больное сердце, и всегда держали наготове спасительные таблетки…

   А еще он водил горбатый «Запорожец» – первый в Малой Виске. Все удивлялись, как высокий Борис Яковлевич в него помещался. Он только улыбался в ответ. К нему постоянно приезжали водители, у которых барахлили машины, и Сипливый со своим абсолютным слухом сразу безошибочно определял поломку. Трудоголик и жизнелюб, он работал в пяти разных местах, а ночами печатал фотографии.

   «При красном свете»

  Кроме написанных песен и благодарных учеников, Борис Сипливый оставил потомкам тысячи фотографий. Лилия Борисовна говорит, что после его смерти семья два месяца перебирала его снимки, сортируя, кому их отдать – внучкам, в музей в Малую Виску, в училище культуры… Сотни снимков пришлось сдать в макулатуру – родные просто не смогли установить, кто на них изображен, а рассказать было уже некому.

   Фотографией Борис увлекся в четвертом классе. В избе-читальне в Малой Виске нашел брошюру«Принцип работы фотоаппарата», с огромным интересом ее прочел и сам сконструировал фотоаппарат из консервной банки, в которой сделал дырку и вставил фотопластину. Всю конструкцию прибил к дощечке. Отец купил проявитель и закрепитель. Первый кадр – младший брат Жорж в подсолнухах – был засвечен. В брошюре было написано «проявлять при красном свете», а Боря понял, что свет должен быть «прекрасным», и выложил негативы на хорошо освещенный подоконник. Когда кто-то подсказал мальчишке, что свет все-таки должен быть красным, он поставил на окно бутыль с маминой черносмородиновой наливкой и сзади приделал фонарик, чтобы получился красный луч света. Снова ничего не вышло – комната была не затемнена.

  Потом Сипливый научился фотографировать професисонально. Его художественные снимки впечатляют и сегодня. Он тщательно подбирал освещение, выставлял кадр, ловил удачный ракурс. Есть и панорамные фото – как он их делал в те годы? Учил фотографировать старшую дочь Лилию. Она вспоминает, как они вместе проявляли фото в тесной комнатушке при свете красной лампы. Папа сердился и в сердцах мог сказать: «Сапог! Сколько раз я тебе уже это объяснял!», когда Лилия в сотый раз спрашивала, какую тут нужно выдержку или экспозицию. В разные годы у Бориса Яковлевича были фотоаппараты «Зоркий», ФЭД и другие – всего пять фотоаппаратов. Самый старый – с «гармошкой», забрала старшая внучка Зульфия и сделала дома в Москве уголок памяти деда с его вещами – патефоном и фотоаппаратом. Сын Зульфии увлекается фотографией, делает художественные снимки – чувствуются дедовы гены. Младшая внучка Оля живет в Киеве, окончила курсы фотографии и забрала все, что касалось дедушкиного увлечения фотографией.

   У Сипливого – одного из первых в Алек-сандрии – появилась кинокамера. Когда снимал мероприятия, старался как можно быстрее проявить и высушить пленку, чтобы успеть показать гостям хронику.

   Добрая память

  В Александрии Борис Сипливый прожил более 30 лет. Работал в училище культуры хормейстером, настройщиком фортепиано. К его советам прислушивались коллеги и начальство, а студенты его просто обожали. Он, как никто другой, знал, что нужно клубному работнику.

   В 50 лет Борис Яковлевич поступил в Харьковский институт культуры. В это время в Харькове учились его дочери Лиля – в институте общественного питания и Люда – в инженерно-строительном. Смеясь, он говорил, что самый старый не только среди студентов, но и среди преподавателей. До последних дней он оставался оптимистом, считал, что нужно каждому человеку делать только добро, не акцентируя на этом внимания.

    Борис Сипливый умер в 2002 году. Его подкосил инсульт жены, которая пережила его на три года. С женой они были единомышленниками, любили и поддерживали друг друга всю жизнь. Старшая дочка Лилии Борисовны Зуля в школьном сочинении на тему, есть ли настоящая любовь, привела в пример не литературных героев, а своих бабушку и дедушку.

   «Однажды папа купил у кого-то в селе трофейное пианино «Ибах», – вспоминает Лилия Маруфи. – Оно было в ужасном состоянии, у прежних хозяев хранилось в сарае. Папа выписал из Ленинграда запчасти к нему и сам перебрал и отремонтировал инструмент. Пианино хранится в семье до сих пор, как и маленький папин чемоданчик с оставшимися деталями к нему. Когда папа пел дома, прохожие на улице останавливались и слушали. Особенно проникновенно он исполнял «Дивлюсь я на небо», наверное, ассоциировал слова со своей судьбой»…

    «У судьбы своя весна»

  23 марта, в день юбилея Бориса Сипливого, в 15.00 в Александрийском училище культуры и искусств пройдет вечер его памяти «У судьбы своя весна», подготовленный студентами и преподавателями. Прозвучат моменты его биографии и написанные им песни. Многие в Александрии еще помнят Бориса Яковлевича, некоторым повезло быть его коллегами, как, например, председателю комиссии режиссерских дисциплин Любови Игнатьевой. «В Александрию Борис Яковлевич приехал в 1969 году вслед за братом Георгием, который к тому времени уже пять лет преподавал в училище культуры режиссерские дисциплины. Борис Сипливый был преподавателем хоровых дисциплин, настройщиком музыкальных инструментов, параллельно на общественных началах руководил хорами горотдела милиции, УТОСа, мясокомбината, народным аматорским хором в Новом Стародубе. Эрудированный и интеллигентный, будучи членом приемной комиссии, он давал шанс всем абитуриентам, развеивал их сомнения: «Дитя мое, кто тебе сказал, что у тебя нет голоса?» За уникальный слух преподаватель Любовь Шульга называла его Музыкальным Айболитом. О нем всегда тепло вспоминают и коллеги, и выпускники. А его ученик Виктор Диденко и сейчас настраивает в колледже все музыкальные инструменты».

Елена Карпачева

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11
Олександрійський тиждень

Олександрійський тиждень