Авг
19

Наверное, судьба моя – спасать,
И ею предназначено жалеть,
И от чужой беды не спать,
И для себя покоя не иметь.

   Девятого августа известный в Александрии анестезиолог высшей категории, заслуженный врач Украины Орест Лисовский отметил свое 80-летие. Наверное, ему было на роду написано стать врачом и продолжить семейную династию.

   Стены их с женой (гинекологом Еленой Лисовской) уютной квартиры украшают картины, написанные мамой Ореста Михайловича, которая была врачом-инфекционистом. О судьбе Лисовского можно было бы написать рассказ или даже повесть – всех жизненных перипетий не вместить в газетном очерке. Родился он в Городище (сейчас – Черкасской, а до 1957 года – Киевской области). Это знаменитые края, здесь жили и работали селекционер-плодовод Лев Симиренко, композитор и драматург Семен Гулак-Артемовский, украинский писатель Иван Ле. Рядом с Городищем – село Моринцы, где родился Т.Г.Шевченко. Родители О.М.Лисовского, отец – дерматовенеролог и мать – инфекционист, работали в городищевской районной больнице. В их роду много медиков. А З.М.Лозинская, жена и правая рука хирурга, Почетного гражданина Александрии Ю.В.Осмоловского – двоюродная сестра О.М.Лисовского. Матери Ореста Михайловича пришлось одной растить двух сыновей. Старший, Юлик, погиб в 44-ом, подорвался на мине. Ему было всего 9 лет.

    Отца арестовали в 1938 году, когда Оресту было 9 месяцев, – тогда свирепствовала «ежовщина». Маме сообщили: мужу дали десять лет без права переписки. Это сейчас уже известно, что значит такой приговор, а Орест с матерью только в 1956 году узнали, что Михаила Лисовского расстреляли как врага народа в 1938 году в Черкассах после суда «особой тройки».

    Во время войны мама с двумя сыновьями оказалась в оккупации. На квартире, которую они снимали, поселился немецкий офицер с денщиком. Пока мама была на работе, ребята вытащили из кобуры пистолет, поиграли и спрятали под фикус. Денщик попросил маму вернуть оружие на место. Мальчиков немцы не тронули. «Помню, как встречали 1943 год, – вспоминает Орест Михайлович. – Мальчишки пошли посевать – у своих. Кто коржик даст, кто кусочек сахара. В одной из квартир немецкий офицер попросил поздравить его с Новым годом по местным традициям. Мы с братом спели колядки, а он подарил нам по коробке шоколадных конфет, календарик и немного денег – марок. Это было настоящее богатство. В коробке из-под шоколадных конфет мама долго хранила пуговицы». Мама во время войны продолжала работать врачом, выдавала землякам справки, чтобы они могли избежать угона в Германию. Однажды за это полицаи арестовали ее. Освободил ее под личную расписку глав-врач районной больницы. А после освобождения Городища уже мама поручилась за своего спасителя, подтвердив, что он помогал нашим.

   Юрия Осмоловского Орест впервые увидел во время войны, когда тот работал в составе диверсионной группы в Городище. Днем он прятался в инфекционном отделении больницы, а ночью вместе с партизанами подрывал эшелоны и мосты. Во время отступления фашистов Лисовские укрывали его в погребе своего дома. Потом Орест с удовольствием смотрел, как после освобождения города Юрий Владимирович шел в колонне освободителей. Он еще не знал, какую роль сыграет этот человек в его судьбе.

   Ореста назвали так в честь деда по матери, тоже Ореста Михайловича. Не имея образования, дед до Революции пел в церковном хоре, а позже в Одессе на метизном заводе прошел путь от рабочего до мастера. Он своими руками собирал радиоприемники, коллекционировал пластинки фирмы «Мелодия», потом, когда появился магнитофон, записывал песни в собственном исполнении на бобины. Летом дед любил включать проигрыватель, сидеть на лавочке и вслух читать свежие газеты. До 95 лет он читал без очков, был в ясном уме и при памяти.

   Орест учился в школе неважно. Мама постоянно на работе, а дома – хозяйство, живность, за всем нужно ухаживать. Потом у одноклассников списывал точные предметы, а гуманитарные – запоминал сам, они ему нравились. На семейном совете с участием отчима – школьного учителя – было решено: Орест будет поступать в медицинский, потому что врач – это специальность на все времена. Но по химии пришлось нанимать репетитора. Для поступления в институт надо было сдавать шесть экзаменов. Конкурс – восемь человек на место, льгот при поступлении не было – поступали на общих основаниях выпускники школ, инвалиды войны, фронтовики.

   Успешно сдав экзамены, Орест стал студентом лечебного факультета Киевского медицинского института им. А.Богомольца. Все бы хорошо, но парень попал под пристальное внимание парткома: почему не комсомолец? Орест сказал просто: не приняли, думал, не достоин. Оказалось, причина другая – отец, о котором семья ничего не знала. «Доброжелатели» написали в вуз анонимку: как так – дети колхозников и рабочих в институтах не учатся, а дети врагов народа – пожалуйста! Им здесь не место! Оресту предлагали самому написать заявление об отчислении. Спас ректор, который хорошо знал его родителей: «Нравится — учись, только без пропусков». Два года в повестку дня каждого комсомольского собрания был включен вопрос об отчислении О.Лисовского. Но за него всегда вступались одногруппники. После того, как Орест в составе студотряда побывал на целине, его вызвал военный трибунал Киевского военного округа. Полковник юстиции показал личное дело его отца – протоколы допроса, заседания особой тройки, решение, приговор… Оказалось, на отца донес его шурин. В папке были и документы о посмертной реабилитации отца. Трибунал выдал Оресту соответствующую справку и два отцовских оклада, на которые он купил часы «Москва» и серый костюм. Его приняли в комсомол, он закончил институт, а в мае 1960-го его вместе с однокурсником Альбертом Ващенко Юрий Осмоловский пригласил в Александрию. Орест хотел быть инфекционистом, как мама, но Юрий Владимирович решил за него: «Будешь анестезиологом!».

   После получения диплома приехали с Альбертом в Александрию. Вместе с Осмо-ловским поехали в Кировоград – в облздравотдел. Юрий Владимирович зашел в кабинет к чиновнику и вскоре вышел: «Все! Ващенко – врач-хирург торакального отделения, Лисовский – врач-хирург-анестезиолог городской больницы №1». Но сначала Альберт и Орест поехали отдыхать на деньги, заработанные в больнице на станции Шевченково (подработали во время практики на шестом курсе). На пароходе до Херсона, потом в Одессу, а оттуда – в морской круиз: Ялта – Сочи – Сухуми – Батуми.

   Ореста Михайловича отправили на курсы анестезиологов к Николаю Амосову. Знаменитый хирург учил: в первое время делайте только плановые операции, наркоз давайте, если уверены, что больной выживет, и только после интубации.

   В новогоднюю ночь, 31 декабря 1960 года, Лисовский приступил к работе. Сразу же – ЧП, подрезали молодого парня, ранение грудной клетки. Пациента спасли, все закончилось хорошо. Два первых года Лисовский и Ващенко жили в домике на территории городской больницы №1 (сейчас в этом здании – храм Пантелеимона-целителя). Их вызывали на работу в любое время. Лисовский был единственным анестезиологом на Александрию и несколько районов, работал вместе с медсестрой Екатериной Козенко, которая тоже прошла курсы у Амосова. Он постоянно повышал квалификацию, бывал на многих съездах анестезиологов СССР.

   Более 45 лет О.М.Лисовский проработал в городской больнице №1 – хирургом-анестезиологом, заведующим реанимационно-анестезиологическим отделением, которое открылось в Александрии стараниями Ю.В.Осмоловского. Если в 60-х годах во время операций было около трехсот масочных наркозов в год, то в 70-е практически все операции стали проводиться под масочным наркозом – до полутора-двух тысяч в год. Многие случаи были настоящим испытанием на профессионализм. Не раз О.М.Лисовский слышал слова благодарности в свой адрес. В 1988 году ему было присвоено звание заслуженного врача Украины. В 60 лет он сам написал заявление с просьбой перевести его с должности завотделением на должность обычного врача.

  Сегодня, в свои 80, Орест Михайлович говорит: на 95% состояние здоровья зависит от самого человека – образа жизни, отношения к ней. У него в роду хорошие гены – много долгожителей, перешагнувших 90-летний рубеж. Всю жизнь Лисовский практически не принимает лекарств из-за аллергии на них.

  Реформу медицины этот человек с большим медицинским и жизненным опытом считает несвоевременной: никакой пользы населению она не принесет: «Сначала нужно подготовить людей, которые будут эту реформу внедрять. А то, что сейчас делается, – это не реформа, а уничтожение всех достижений старших поколений, чиновники в министерстве здравоохранения очень далеки от практической медицины».

   52 года Орест Лисовский счастлив в браке с женой Еленой Александровной. У них две дочки –Наталья и Алена, обе окончили Днепропетровский мединститут и стали врачами. Есть два внука и правнук – сын младшего внука, тоже Ореста. Шесть поколений мальчиков в семье Лисовских получили при рождении имя Орест.

Елена Карпачева

комментария 2

  • Реформу медицины этот человек с большим медицинским и жизненным опытом считает несвоевременной: никакой пользы населению она не принесет: «Сначала нужно подготовить людей, которые будут эту реформу внедрять. А то, что сейчас делается, – это не реформа, а уничтожение всех достижений старших поколений, чиновники в министерстве здравоохранения очень далеки от практической медицины» ###Жыдо-майДауны скажут что он сепаратист!!!

    Мне нравится! Thumb up 0

    • Helena пишет:

      Преимущество старшего поколения — они могут себе позволить говорить все, что думают, не обращая внимания на мнение общественности. Никто не будет наказывать за высказывания Заслуженного врача Украины.

      Мне нравится! Thumb up 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11