Май
26

День 14 мая был солнечным и теплым. Ничего не предвещало беды. Я шла по Соборной площади, думая о предстоящем вечере, который обещал быть творческим и интересным (финал конкурса “Евровидение”, телефонные звонки, обмен мнениями с подругами-единомышленницами).
Вокруг меня, как всегда, ездили детские машинки. Один малыш, со вкусом одетый, в красивых солнцезащитных очках, пересек мне дорогу слишком близко, даже наехав на ногу.

Я остановила его и сделала замечание ему, т.к. родителей рядом не было.
– Будь внимательнее, ты чуть не сбил бабушку, и была бы авария!
Через минуту он подсекает меня сзади. Я падаю… Меня подняли парень, смотритель аттракционов, и женщина. Боль в руке мешает думать и говорить. Они посадили меня на стул, и я начала приходить в себя.
– Чей это мальчик?
– Извините, мой, – ответила поднимавшая меня женщина.
– Дайте мне номер вашего мобильного телефона, возможно, он мне понадобится.
– Зачем?
– Сильно болит рука, наверное, перелом.
– Какой перелом? Вас сбил 3-летний ребенок. Он что – специально это сделал? Вы хотите с меня еще и «бабло скачать»? Знаем мы таких старушек-аферисток. Не надо было здесь ходить! Свой номер телефона я не дам.
Они спокойно докатались оплаченное время и попытались уйти с места происшествия. Подоспевший племянник задержал их до приезда полиции. А в травмпункте, куда меня доставила скорая помощь, констатировали вывих локтевого сустава и перелом правой ноги. И вот лежу я уже неделю в отделении травматологии, как поется в известной песне В. Высоцкого: «Весь в гипсу загипсованный…». Благодаря высокому профессионализму и золотым рукам моего лечащего доктора и всему медицинскому персоналу, боль отступает. Но нарастают обида и удивление.
За это время ни-кто из виноватых в моей трагедии людей ни разу не поинтересовался моим здоровьем.
А удивляет меня то, что я сама не знаю, кого считать виноватым в случившемся – 3-летнего расшалившегося мальчика? Он баловался и не осознавал возможных плачевных последствий. Его мать, которая посадила ребенка за руль машины, пусть детской, и беспечно предоставила его самому себе, отойдя довольно далеко разговаривать с какой-то женщиной? Возможно, и она права, сказав, что мне не надо было здесь ходить. Но ведь ограничений нет, дети ездят где хотят, подвергая прохожих постоянной опасности.
Тяжело добиваться правды. Оставить зло безнаказанным нельзя: безнаказанность порождает вседозволенность.
Поэтому у меня в ближайших планах два пункта: пролечиться, что очень непросто и морально и материально, и может быть, решить вечный вопрос: «Кто виноват и что делать?».

Н. Миронова

От редакции: истории, подобные этой, к сожалению, сегодня не редкость. Но однозначного пути решения проблемы водителей и пешеходов (пусть, в данном случае, речь идет о маленьком водителе детской машины) нет. Приглашаем читателей к дискуссии – давайте вместе подумаем, можно ли найти достойные ответы на вопросы “Кто виноват?” и “Что делать?”

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11