3.06
2019

Конец приемной семьи

Рубрика: Новости. Автор: Lena

Исполнительный комитет Александрийского горсовета снял статус приемной с семьи александрийки Татьяны К., на воспитании в которой находились трое детей. Причина – дети не захотели жить с приемной матерью в связи с нездоровой атмосферой в семье. По информации Службы по делам детей Александрийского горсовета, приемные воспитанники Татьяны К. не раз сообщали о том, что к ним применяются не педагогические методы воздействия и просили защиты. На данный момент двое детей переданы на воспитание другим приемным родителям.

Приемная семья К. существовала 11 лет. В 2008 году Татьяна К. обратилась в горсовет с заявлением о намерении создать приемную семью, и ее просьбу удов-летворили. Сначала она взяла под опеку маленького Ваню – его бросила мать, и он находился в детской больнице. Потом женщина узнала, что у ребенка есть родные старшие брат и сестра, которые воспитывались в благотворительном центре социальной помощи и реабилитации «Джерело життя», и решила забрать и их тоже. Все трое детей рождены одной матерью от разных отцов. Условия проживания в семье К. на то время были удовлетворительными. К. была хорошей матерью, она – верующий человек, вырастила родных детей. С приемными до 2018 года никаких проблем не было – все они учились, были ухоженными, претензий к приемной маме не имелось. Общение с детьми (а с воспитанниками приемных семей периодически общаются сотрудники социальных служб) не наталкивало на мысль о том, что в семье есть проблемы. Но, как оказалось поз-же, и приемная мать, и дети просто о них молчали.

В прошлом году Татьяна К. сама обратилась в Службу по делам детей и рассказала, что старший сын, Егор, стал пропадать неизвестно где после школы, связался с плохой компанией. «Мы с Егором несколько раз общались, а с приемной мамой договорились, что при необходимости она обратится за помощью, – рассказывает начальник Службы по делам детей Александрийского горсовета Юрий Яковлев. – Как выяснилось, сама К. не могла контролировать приемного сына, а Егор при общении не раскрывался. Он стал гулять в компании, курить и пить пиво. Летом прошлого года он пришел ко мне и сказал: «Я не хочу жить в этой семье». Такие случаи у нас были и в других семьях. Мы отправили его в центр «Джерело життя». Мать приехала к нему вместе с остальными детьми, они поговорили и решили, что Егор вернется. Когда К. сказала мне об этом, я ей заявил прямо: «Видно, что у вас в семье есть проблемы, но вы их скрываете». К сожалению, Татьяна своей вины в том, что в семье возникла такая ситуация, не признала. Но Егор решил вернуться к ней, и я предупредил К.: если жалобы будут продолжаться, приемную семью закроют. Прошло два месяца. В августе 2018 года Егор снова пришел в Службу по делам детей – в слезах, со следами побоев – и заявил, что в приемной семье больше жить не хочет. В это же время городской голова получил письмо от председателя квартального комитета, где говорилось о том, что К. не выполняет своих родительских обязанностей по воспитанию детей, соседи жалуются на крики из ее дома и видели, как детей обижает приемная мать. Городской голова поручил управлению образования, Центру социальных служб для семьи, детей и молодежи и Службе по делам детей проверить условия проживания и воспитания детей во всех приемных семьях и детских домах семейного типа в Александрии. По результатам проверки была закрыта одна приемная семья, где условий для проживания детей не было. А в семью К. мы приехали без предупреждения и выяснили: все дети живут в небольшой комнате, мать спит с 11-летним мальчиком в одной кровати. То есть, для детей не были созданы надлежащие условия для воспитания и содержания».

Егор снова был устроен в «Джерело життя», в полицию Ю.Яковлев не обратился, учитывая, что у К. на воспитании еще двое детей и есть внуки, поэтому факт побоев не был зарегистрирован. Все можно было решить мирным путем, но вместо этого Татьяна К. развила бурную деятельность в интернете и прибегла к помощи одного общественного активиста. На самом деле причиной ее активности, по мнению сотрудников горсовета, были деньги – на каждого приемного ребенка К. получала два прожиточных минимума – от 1400 на самого младшего до 1800 за старшего. Плюс – зарплата матери-воспитателя. Всего более 10 тысяч гривен в месяц. Из-за этого она и подняла общественность, которая, не разобравшись в ситуации, стала обвинять местную власть в том, что детей отрывают от семьи и нарушают их права.

Конфликты случаются в каждой семье, но к приемным родителям требования выше из-за того, что дети в их семьях – на контроле у государства. Как мать-воспитательница Татьяна К. получала зарплату, ей шел трудовой стаж. На своем рабочем месте – в приемной семье – она не имела права применять к ребенку психологическое и физическое насилие.

С осени прошлого года Егора передали на воспитание в другую приемную семью. И сейчас у него все хорошо, он успешно учится, занимается спортом и даже стал победителем соревнований по рукопашному бою. «Я не умаляю заслуг К. – она вкладывала в приемных детей любовь и тепло, – говорит Ю.Яковлев. – Но когда дети вступили в подростковый возраст, начался конфликт, и психологи Центра социальных служб не смогли помочь его решить. А когда парень попал в другую среду, его жизнь наладилась, пусть и не сразу. Просто в новой семье с ним общаются совсем по-другому. Он писал стихи, увлекался музыкой, но в результате выбрал спорт и уже добился первых результатов».

В воскресенье, 12 мая, в 15.30 Юрию Яковлеву позвонил дежурный горсовета и сообщил: пришел ребенок, плачет и не хочет возвращаться в семью. Это была Саша, сестра Егора. Девочка рассказала, что приемная мать обижает, дергает за волосы, оскорбляет. Саша изъявила желание проживать в той же приемной семье, где воспитывается Егор, написала заявление, и сегодня брат и сестра снова вместе. А приемную семью К. решением исполнительного комитета закрыли. На воспитании у Татьяны К. остался младший брат Егора и Саши – Ваня, поскольку женщина является его опекуном.

Ярослава Волошко

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Олександрійський тиждень

Олександрійський тиждень