Май
11

12 февраля 1944 года в 18 километрах от Львова, возле шлагбаума у села Куровицы, пост немецкой полевой жандармерии остановил для проверки серый “Пежо”. Сидевший в автомобиле человек в форме гауптмана вермахта в ответ на требование предъявить документы выхватил пистолет и двумя выстрелами убил начальника поста. Другой пассажир открыл огонь из автомата. Шофер надавил на газ, “Пежо” рванул с места и скрылся из вида. Однако пущенные вслед автоматные очереди пробили колеса. Проехав около километра, машина остановилась, и пассажиры устремились в лес. Им удалось уйти от преследователей. Все трое были опытными советскими партизанами и разведчиками.

 

В тылу врага лес уже не первый год для них – спасительный дом, а задача, которую оставалось решить, проста и приятна – вернуться к своим, найти наступающие части Красной армии.
Командовал группой человек-легенда – Николай Кузнецов. 16 месяцев под видом германского офицера Пауля Зиберта он работал в оккупированных гитлеровцами Ровно и Львове. Кузнецов не только собирал ценнейшую развединформацию, но и устраивал дерзкие убийства и похищения генералов рейха. Он рисковал жизнью ежеминутно: гений разведки, полиглот, покоритель сердец и большой авантюрист, он лично уничтожил 11 нацистских генералов. И теперь, вырвавшись из немецкого логова, Николай Иванович возвращался домой. Но в селе Боратин разведчики попали в засаду. Завязался бой, подробности которого достоверно не известны. Мы знаем только, что все трое советских разведчиков погибли. По одной из версий, Кузнецов подорвал себя и врагов ручной гранатой…
Будущий легендарный разведчик Николай Иванович Кузнецов родился 14 июля 1911 года в деревне Зырянка Пермской губернии, в семье простых крестьян, где помимо Николая (при рождении мальчик получил имя Никанор) было еще пятеро детей.
Окончив семь классов школы, Николай поступил в сельскохозяйственный техникум в Тюмени на агрономическое отделение. Позже решил продолжить учебу в Талицком лесном техникуме, где серьезно занялся изучением немецкого языка, хотя неплохо знал его и до этого момента. Феноменальные языковые способности проявились у Коли еще в детстве. Среди его знакомых был один старый лесник – немец, бывший солдат австро-венгерской армии, от которого парень усвоил первые уроки. Чуть позже он увлекся эсперанто, на который самостоятельно перевел «Бородино» Лермонтова. Обучаясь в лесном техникуме, Николай Кузнецов обнаружил там «Энциклопедию лесной науки» на немецком языке и впервые перевел ее на русский язык.
Далее в его успешной лингвистической практике были польский, коми-пермяцкий и украинский языки, освоенные быстро и легко. Немецкий же Николай знал в совершенстве, причем говорить на нем мог в шести диалектах. В 1930 году Николаю Кузнецову удалось устроиться помощником таксатора в Коми-Пермяцкое окружное земельное правление в Кудымкаре. Здесь Николай Кузнецов получил первую судимость – год исправительных работ с вычетом из заработной платы в качестве коллективной ответственности за хищение государственного имущества. Причем будущий секретный агент сам, заметив преступную деятельность коллег, сообщил об этом в милицию.
После освобождения Кузнецов трудился в промартели «Красный молот», где участвовал в принудительной коллективизации крестьян, за что подвергался неоднократному нападению с их стороны. По одной из версий, именно грамотное поведение в критических ситуациях, а также безупречное знание коми-пермяцкого языка привлекло к нему внимание органов госбезопасности, которые задействовали Кузнецова в акциях ОГПУ округа для ликвидации бандитских лесных формирований. Несмотря на то, что его анкетные данные были не самыми блестящими для такой деятельности, начальник секретно-политического отдела П.В.Федотов взял Николая Кузнецова на должность особо засекреченного спецагента под свою ответственность, и не ошибся.


Разведчику выдали «липовый» советский паспорт на имя Рудольфа Вильгельмовича Шмидта и дали задание по внедрению в дипломатическое окружение столицы. Кузнецов активно заводил нужные знакомства с зарубежными дипломатами, ходил на светские мероприятия и добывал необходимую для госаппарата Советского Союза информацию. Главной целью разведчика было завербовать иностранное лицо в качестве агента, согласного работать в пользу СССР. Например, именно им был завербован советник дипломатической миссии в столице Гейза-Ладислав Крно. Особое внимание Николай Кузнецов уделял работе с немецкой агентурой. Для этого он был назначен работать в качестве инженера – испытателя на Московский авиационный завод №22, где работало много специалистов из Германии. Среди них встречались и завербованные против СССР лица. Также разведчик принимал участие в перехвате ценной информации и дипломатической почты.
С начала Великой Отечественной войны Николай Кузнецов был зачислен в четвертое управление НКВД, главной задачей которого являлась организация разведывательно –диверсионной деятельности в тылу врага. После многочисленных тренировок и изучения в лагере для военнопленных нравов и быта немцев, под именем Пауля Вильгельма Зиберта, Николай Кузнецов был направлен в тыл врага по линии террора. Сначала спецагент вел свою тайную деятельность в украинском городе Ровно, где находился рейхcкомиссариат Украины. Кузнецов тесно общался с вражескими офицерами спецслужб и вермахта, а также местными чиновниками. Вся добытая информация передавалась в партизанский отряд.
Одним из примечательных подвигов секретного агента СССР было взятие в плен курьера рейхскомиссариата майора Гаана, который перевозил в своем портфеле секретную карту. После допроса Гаана и изучения карты выяснилось, что в восьми километрах от украинской Винницы был сооружен бункер для Гитлера. В ноябре 1943 г. Кузнецову удалось организовать похищение немецкого генерал-майора  М. Ильгена, который был прислан в Ровно для уничтожения партизанских соединений.
Последней операцией разведчика Зиберта на этом посту стала ликвидация в ноябре 1943 г. начальника правового отдела рейхскомиссариата Украины оберфюрера Альфреда Функа. После допроса Функа гениальный разведчик сумел добыть информацию о подготовке убийства глав «Большой тройки» Тегеранской конференции, а также сведения о наступлении врага на Курской дуге. В январе 1944 г Кузнецову было приказано вместе с отступающими фашистскими войсками отправиться во Львов для продолжения своей диверсионной деятельности. В помощь агенту Зиберту отправили разведчиков Яна Каминского и Ивана Белова. Под руководством Николая Кузнецова были уничтожены во Львове несколько оккупантов, например, глава канцелярии правительства Генрих Шнайдер и Отто Бауэр.
К весне 1944 г. немцы уже имели представление о засланном в их среду советском разведчике. Ориентировки на Кузнецова были посланы во все немецкие патрули Западной Украины. В результате он и два его товарища приняли решение пробиваться к партизанским отрядам или выйти за линию фронта. Девятого марта 1944 г., вблизи линии фронта, разведчики столкнулись с бойцами украинской повстанческой армии. В ходе завязавшейся перестрелки в с. Боратин все трое были убиты. Предполагаемое место захоронения Николая Ивановича Кузнецова было найдено в сентябре 1959 г в урочище Кутыки. Его останки перезахоронили на холме Славы во Львове 27 июля 1960 г.
Сегодня этот последний бой Николая Кузнецова кажется глубоко символичным. Не только потому, что разведчик погиб от рук украинцев, за свободу которых боролся с немецкими оккупантами. Но и потому, что бой этот не закончился до сих пор. После того, как Украина стала независимой, памятники Герою Советского Союза в Ровно и Львове начали оскверняться, а в 1992 году и вовсе были демонтированы. Музеи, посвященные разведчику, уничтожены, улицы переименованы. Уже не раз поднимался вопрос о переносе праха героя с Холма Славы во Львове. Во множестве новых украинских статей и книг Николай Кузнецов предстает кровавым циничным террористом, все жизненные ценности которого ограничиваются злодействами, шнапсом и женщинами. К счастью, и в России, и в Украине находятся историки и очевидцы событий, которые отстаивают доброе имя героя. Но борьба не утихает. Николай Кузнецов снова будто на передовой невидимого фронта.
Считается, что знаменитая картина Бориса Барнета “Подвиг разведчика” – это фильм о Николае Кузнецове. Однако же идея фильма о разведчике возникла еще до заброски Кузнецова в тыл врага. Конечно, сценарий впоследствии неоднократно исправлялся и переделывался, и, например, в основе эпизода с похищением генерала Кюна лежало похищение Кузнецовым генерала Ильгена, но в других эпизодах фильма нашли отражение факты из биографий и деятельности других разведчиков. Отсюда можно сделать вывод, что майор Федотов, так блестяще сыгранный Павлом Кадочниковым, – это образ сугубо собирательный. Впоследствии на Свердловской киностудии было поставлено два художественных фильма непосредственно о Николае Кузнецове: “Сильные духом” (в 1967 г.) и “Отряд специального назначения” (в 1987 г.), но такой популярности, как “Подвиг разведчика”, они не приобрели.

Подготовила Елена Карпачева

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11