Дек
3

Бездомный отец

Рубрика: ситуация. Автор: Gavrilenko

В серое мокрое межсезонье как никогда остро ощущается тепло домашнего очага. Выйдешь на улицу – сырость пробирает до костей, руки мерзнут и от вездесущих щупальцев стылого воздуха нигде не скрыться. Греют только мысли об уютном доме, теплой кухне, горячем чае и мягком пледе и конечно о том, что твоего возвращения всегда ждут родные любящие люди, которые тебе всегда рады. Наверное, это и есть счастье, по крайней мере – одна из его самых важных составляющих.

А ведь рядом с нами так много людей, которые этого лишены. Посмотрите на стариков, бредущих по улицам с невидящим взглядом, погруженных в себя. На их лицах – боль и страдание. Возможно, они давно забыли, что такое тепло и уют, и никто их не ждет в холодном жилище, и родных у них нет, или есть, но где-то в своей жизни. А эти старики никому не нужны, хотя они еще живы. У каждого из них своя история, и счастливого конца в ней пока не видно. Не такой они представляли себе старость. Но если бы у них была возможность выбирать….

— Я чувствую себя очень виноватой, просто сердце печет, — рассказывает Тамара Алексеевна. – Хотела помочь человеку, а вышло совсем наоборот… Напишите об этой истории, пусть люди задумаются.

Эту семью Тамара Алексеевна знает уже давно. С главой семейства, 80-летним Николаем Владимировичем когда-то вместе работала в таксопарке. У него была хорошая семья – жена, дочь и сын. Пока жена была жива, все шло своим чередом, все между собой отлично ладили. Получается, мама была в этой семье стержнем или берегиней, кому как больше нравится. А после ее смерти между родными людьми пошел разлад.

У 58-летней дочки есть благоустроенная трехкомнатная квартира в центре города. А у 45-летнего сына своего жилья не было. Отец переписал на него 2\3 квартиры, где жил с женой, и 1\3 осталась на нем. У Николая Владимировича была сестра, после смерти которой к нему в наследство перешел дом в Октябрьском микрорайоне. Оформив наследство, он перебрался жить в этот дом, а квартиру оставил сыну Сергею. Дочери Лилии это не понравилось, она неоднократно учиняла скандалы, претендуя на материнскую часть квартиры.  Отец сказал ей: «У тебя же есть и квартира, и машина, и достаток, а у Сергея нет жилья». «Я вам еще сделаю», — пообещала женщина и свое слово сдержала. Какое-то время после этого она ни с кем не общалась. А потом вроде как успокоилась: стала приезжать к отцу на Октябрьский – то продуктов привезет, то постирает, то уберет — задабривала старика. Обещала за ним ухаживать и дальше. Тамару Алексеевну как соседку попросила: «Повлияйте на папу, пожалуйста. Пусть уже Сереже после его смерти остается квартира, а мне чтобы остался дом».

— Мы с Николаем Владимировичем всегда были в хороших отношениях, — говорит Тамара Алексеевна. —  Я видела, что Лиля настроена агрессивно и решительно, намерена отстаивать свое вплоть до суда,  и посоветовала Владимировичу: «Чтобы тебя не кляли после смерти, оформи документы на дом на дочь – но только по договору пожизненного содержания». Он согласился и разрешил дочке подготовить документы. Но она оформила  не договор, а дарственную. Николай Владимирович перенес инсульт, соображает плохо и медленно, поставил подпись, не особо вникая в суть того, что написано в документах. Да и как не доверять родной дочери, разве она может обмануть своего отца и навредить ему?

После подписания дарственной уход за отцом прекратился. Зато начались скандалы и провокации. В одно прекрасное время дочь и заявила: «Вон отсюда. Иди в свою квартиру, у тебя есть жилье, а этот дом мой, я его приватизировала».

Я чувствую себя виноватой, но я же не знала, какие документы оформляла дочь, и что он подписывал. Повела Владимировича к адвокату — он хотел оспорить право собственности на дом. Адвокат сказал: «А что оспаривать? Раз у дочери на руках дарственная – оспаривать нечего. Только деньги потратите, а дом не вернете». Я звонила на Горячую линию правовой помощи. Там сказали, что надежда отстоять свои права в суде есть, поскольку дочь завладела имуществом обманным путем. Но надо найти хорошего адвоката. А где же его найти? И главное — где взять денег на оплату его услуг?

Лилия так и живет в своей квартире, но в отцовском доме вместе с мужем навела порядки: поставили новые ворота, сменили замки. Владимирович и сам хороший хозяин, несмотря на гипертонию и перенесенные инфаркт и инсульт, ухаживал за огородом, заготовил дрова на зиму, водил машину. У него во дворе гараж и старенькая Волга. Если бы не болезни – был бы вообще молодцом, крепкий мужчина. Больно вспоминать, как его выгнали из дома…

Однажды Владимирович приехал домой, а тут – дочка с зятем. Зять закрыл калитку и не пускает тестя во двор. Зайдете, говорит, будете отвечать в суде за кражу с проникновением. И дочка подключилась: «Я буду тут жить, и точка! Отдавай ключи! Не отдашь? Вон с поезда, чтоб я тут тебя не видела»! Подняли крик, маты, ругань. Вышли соседи, но это Лилю с мужем не остановило. В ходе перепалки зять несколько раз ударил старика через забор. При том, что тесть – рослый мужчина, зять намного меньше. Дед только клацнул зубами, заплакал, попросил у соседки разрешения оставить машину в ее дворе и уехал в город к сыну. Даже вещи ему не отдали. А зять, который сам затеял драку, еще и милицию вызвал. Правда, она приехала уже когда дед ушел. Зять даже ходил по дворам, чтобы свидетели подписали его заявление, мол дед до него «дорывался». Что это за изверг такой — бить старого больного человека! Никто из соседей не подписал, то, что он просил. Совести у них нет – ни у дочки, ни у зятя. Зачем им эта хата на Октябрьском? У них в городе благоустроенная квартира с индивидуальным отоплением…

— Мы общаемся с Николаем Владимировичем, — продолжает Тамара Алексеевна. — Он живет у сына, редко выходит на улицу – квартира на 5 этаже. Скрывает от сына и его семьи, когда у него поднимается давление, старается лишний кусок не съесть, чтобы не объедать детей. Не хочу, говорит, есть, может, быстрее умру. Ну сами понимаете, какое у него там положение… Чувствует себя лишним, стесненным, мучается от депрессии. Говорит: «Никогда не думал, что родная дочка может со мной так обойтись»… А ведь Владимирович работал до 73 лет  (на пенсии трудился в зерновой компании), все для семьи старался, он очень хороший человек – добрый, отзывчивый, его все уважали. Он не заслужил такого отношения со стороны родной дочери. А Лиля всегда считала, что брату Сергею осталось все, а ей – ничего. Хотя Васильевич рассказывал, что когда Лиля в первый раз вышла замуж, пригнала машину и забрала из родительской квартиры все, что считала нужным – ковры, посуду, мебель. Родителей в это время дома не было. Когда они вернулись – подумали, что их ограбили, но соседи сказали: это Лиля забрала вещи…

Пусть эта история станет людям наукой, а родители не исключают такого варианта развития событий на старости лет. Я свою маму десять лет досматривала. Бывало всякое – и обижались друг на друга, и плакали. Но я ее досмотрела и похоронила. Но чтобы так выгнать на улицу в холод родного отца и даже вещей не отдать! Такая жестокость! Пусть люди научатся. Многие из соседей, кто в курсе этой истории, теперь говорят: «Я сначала подумаю. Тоже хотела переписать на дочку, а теперь – нет. Все равно после моей смерти ей все останется. А так – не дай Бог оказаться на улице»…

В ноябре у Николая Владимировича был день рождения. Он позвонил дочери и сказал: «Желаю тебе, чтобы ты дожила до моих лет, и тебя дети выгнали из дома, а зять набил морду»…

Имена участников истории изменены.

Елена Карпачева

, , .

Один комментарий

  • Аноним пишет:

    Даже любовная лодка часто разбивается об быт. Их всех испортил квартирный вопрос. В семье, не без урода. Нетленная классика жанра… Общались, дружили, родычались — пока не начался дележ наследства…и по боку совесть, смирение, уступчивость, мораль, этика и эстетика, за редким исключением. Поперли наружу установки внутреннего эгоистичного мира каждого…
    У деда есть сын, есть 1/3 часть рассудительно оставленая при дарении квартиры… Нет любви, уважения, долга, внимания, помощи по уходу за немочью… Это вовсе не те категории, которые измеряются метрами даже квадратными. Они всего лишь стимулятор обнаживший внутренние «ценности» ранее внешне благополучной семьи.

    Мне нравится! Thumb up 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Страница 1 из 11